Даниил Страхов: «Дети Арбата» — фильм про любовь»

 Газета «Вечернее время». 17.12.04 г.

Молодого московского актера Даниила Страхова в последнее время можно увидеть на ведущих российских каналах: на "России" только что закончился показ сериала "Звездочет" и продолжается "Бедная Настя", на Первом канале - "Дети Арбата", где актер исполняет роль Юры Шарока...

- Даниил, Вам-то самому удается смотреть по телевизору фильмы с Вашим участием?

- Нет, вот сейчас, например, я в Петербурге, на гастролях. Соответственно, вместо того, чтобы что-то смотреть, я играю спектакли.

- Неужели не смотрите собственные работы?

- Разумеется, весь материал, который был отснят в "Детях Арбата", я посмотрел. Причем в полной версии, а не в усеченной, которую показывают сейчас по Первому каналу. "Звездочета" еще не видел, но увижу. Но смотрю только с одной целью - произвести "работу над ошибками", а отнюдь не для того, чтобы полюбоваться собой. Никакого наслаждения от самого процесса я не получаю.

- Но почему?

- Видите ли, каждый актер смотрит на себя не как зритель - прежде всего думаешь о том, как можно было бы сыграть лучше. Переживаешь страшно, что не сделал того, не сделал этого, не догадался о третьем... Каждый раз находишь массу причин, чтобы покритиковать самого себя.

- Недавно в одном интервью Вы признались, что участвуете одновременно в пяти кинопроектах...

- Да, было такое. Но не потому, что я такой жадный - просто так сложились обстоятельства. Дело в том, что "Звездочет" снимался почти полтора года, соответственно подготовительный период этой картины начался задолго до работы над "Бедной Настей". Что касается "Детей Арбата" - от такого предложения не отказываются. Кстати говоря, съемки "Детей Арбата" начинались тоже до "Бедной Насти". Так что тут уже просто обстоятельства... А если говорить о нынешнем моем состоянии, то я снимаюсь в двух картинах, которые скоро закончатся. После этого, наверное, скажу себе "стоп". Нужно все-таки реально оценивать свои силы и возможности.

- А было такое состояние, когда "живешь не приходя в сознание"?

- Было, конечно. Когда снимался в "Бедной Насте", я в сознание и не приходил. Именно потому, что в этот момент снимались "Звездочет" и "Дети Арбата", а это все работы большие, тяжелые.

- Если говорить о театре, то Вы сейчас находитесь в "творческом отпуске" или совсем из него ушли?

- Вы имеете ввиду Театр на Малой Бронной? Я оттуда совсем ушел.

- И теперь в "свободном полете"?

- Да, я безработный (смеется).

- Я заметила, что среди молодых актеров это сейчас модно. Взять хотя бы Гошу Куценко, Марата Башарова...

- Вы знаете, мое мнение по поводу театральной действительности состоит в том, что старые схемы театрального бытия требуют какого-то изменения. Соответственно, жить в сегодняшнее время и работать в таком классическом, "кондовом" московском театре очень сложно.

- Сложно всем или только молодым?

- Так однозначно ответить нельзя. Есть масса молодых актеров, которые работают в московских театрах, обобщать здесь я бы не стал. Просто я - свободолюбивый человек, но это отнюдь не означает, что я никогда не вернусь в театр. У меня сейчас есть время, чтобы сниматься, ездить с независимыми театральными проектами на гастроли, не "завязываясь" на репертуар какого-то одного театра. Хотя я продолжаю работать в Театре имени Гоголя - но не в качестве члена труппы, а как свободный актер.

- Значит, Ваш рабочий стаж прервался?

- Я же говорю: я безработный.

- И это не имеет значение?

- Ну почему же не имеет? Вот я состарюсь, и у меня не будет пенсии.

- Ничего - накопите...

- Ну, в этом нельзя быть уверенным. Откуда я знаю, что будет через год, даже через месяц? Я вот завтра приеду в Москву, и мой телефон может замолчать на всю оставшуюся жизнь.

- У Вас ведь уже был период, когда Вы полтора года не работали...

- Просто не было работы. Не предлагали ничего.

- Но Вы же актер, творческий человек. Неужели не хотелось что-то делать, в конце концов, свой проект создать?

- Ну, знаете, в двадцать два года пытаться создавать собственные проекты, по меньшей мере, самонадеянно. Как вы это себе представляете? Кто бы дал деньги человеку, который недавно закончил Щукинское училище и сидит без работы?

- В рекламе NESKAFE Вы именно тогда снимались?

- Нет, в рекламе я снялся сразу как только окончил училище. А через год ударил кризис, и без работы остались многие - в том числе и я.

- А что произошло? Вы ведь в тот момент работали в Театре имени Гоголя?

- Да. На самом деле так сложились обстоятельства, что мне пришлось уйти. Но вместе с тем в стране, действительно случился кризис - без работы остались многие. Так что в этом моем полуторагодичном безработном состоянии нет ничего особенного - эта история слишком "раздута".

- Сегодня Вы актер популярный и востребованный. В связи с этим стали более избирательно подходить к предложениям?

- Я всегда избирательно относился к ролям, которые мне предлагают. Если вы думаете, что два года назад я соглашался на все, то это, конечно, не так. Другое дело, что сейчас появилась некоторая свобода, которая не может меня не радовать.

- А, скажем, цену назначить сами себе можете?

- Для этого у меня есть агент, который ведет мои финансовые дела. И я избавлен от этой тяжкой повинности - торговаться насчет своих заработков.

- Ну а в "Детях Арбата" тяжело было сниматься?

- Любую роль играть тяжело. Будь она положительная или отрицательная.

- Я знаю, что, например, Евгения Симонова и Чулпан Хаматова как-то очень эмоционально восприняли свое участие в этом фильме...

- Может в силу того, что я - мужчина, а они - женщины. Я, конечно, тоже отношусь к сталинскому периоду без всякой симпатии, но волос на себе, честно скажу, не рвал. Вообще эта картина, как мне кажется, создана для того, чтобы снять некий исторический плакатный пафос со сталинского периода. Фильм-то про любовь в первую очередь. А не про то, как плохо было жить при Сталине.

- Последний вопрос: как справляетесь с последствиями популярности? Я имею ввиду бытовую сторону вопроса - скажем, в магазин надо ходить...

- Да, я надеваю бейсболку и иду в магазин! Покупаю кефир, молоко, мясо. Как и любой другой нормальный человек. А что делать? Приходится - кушать-то надо.

- Поклонницы не пристают?

- Ну, могут остановить, спросить. А могут и не остановить. Слава Богу, по плечу никто не бьет. Но, в конце концов, если актер не может спокойно пройти по улице - значит, у него в профессии на данный момент все в порядке.

Беседовала Ольга Фролова