Даниил Страхов: «Любовь - самое важное в моей жизни. Важнее даже, чем моя профессия»

Мила Веренич. Журнал «Наше кино». №1 (9) 2005 г.

Даниил Страхов - очень серьезный молодой человек. И очень скрытный, по его собственному признанию. Поэтому делать интервью с ним достаточно сложно. Но,  честно говоря, интересно. Только беседа с ним больше похожа на прогулку по минному полю - шаг в сторону (неинтересный, по мнению актера, вопрос) - и он резко меняет тон: с приветливого на холодный и отстраненный. Во взгляде и голосе появляется раздражение, хотя при этом обаятельная улыбка не сходит с лица. Но надо отдать Даниилу должное - он не старается из вежливости скучно и нудно отвечать на те самые вопросы, а прямо заявляет: "Мне это неинтересно".

Справка НК:

 Даниил Страхов родился… 1976 г. Снимался в картинах: "Северное сияние" (худ. фильм)  "Бригада" (сериал) "Звездочет" (сериал) "Бедная Настя" (сериал) "Дети Арбата" (худ. телеф.)

- Даниил, где-то вы сказали, что актером решили стать от "балды". Это как? 

 - Ох, Мила, я об этом сто раз уже говорил… Это настолько все неинтересно…

 - Ну еще раз расскажите. Последний.

 - В моей школе был замечательный театр "Фантазия" пор руководством Вадима Злотникова, с которым я потом учился в Щукинском училище.

 - Вы москвич? 

 - Да. Я в этом театре играл кота в спектакле "Дракон" по Шварцу, еще играл молодого Кюхельбекера… В общем, были какие-то актерские зачины, но у меня не было "идеи фикс" - стать актером. Когда мама спросила меня: "Куда ты думаешь поступать?", я ответил: "Подумаю недельки две и скажу". И выбрал театральный. Все. Ничего интересного.

 - Тогда объясните мне другое, Даниил. Почему и зачем молодой человек идет в театральный институт? 

 - Любой молодой человек, как и любая молодая девушка, поступающая в подобный институт, на 90, на 95, на 99%, идет туда за славой. Это ясно. Ну и я, наверное, шел за этим же. Мало того, что туда все поступают за успехом, в который безоговорочно все верят, я предполагаю, что еще в театральный институт идет много ленивых людей.

 - Недавно Михаил Боярский нам сказал, что еще и не очень умных… 

 - Не очень умных - это безусловно… По секрету вам скажу, умных людей вообще очень мало. А что касается ленивых… Молодые люди представляют себе эту профессию как некий…

 - Вечный праздник. 

 - Да. Успех, цветы, поклонницы. Пришел в семь вечера в театр, два часа поработал, и свободен. Чего напрягаться-то? А то, что эта профессия складывается из вечного ожидания, когда ты просто готов повеситься, об этом люди почему-то не думают. Поэтому мое убеждение, что в театральный ВУЗ мальчикам нужно поступать где-то после 25, чтобы был хоть какой-то жизненный опыт.

 - В армию, например, успеть сходить…

 - Необязательно. Армия - не весь жизненный опыт, как вы понимаете.

  - Из вышесказанного можно сделать вывод, что вы тоже ленивы? 

 - Сейчас-то я трудоголик. Просто не умею отдыхать. Но тогда…

 - Дома вы тоже любите трудиться?

 - Не-е-ет, дома я ленив. Но только мне нравится бездельничать первые 24 часа. По большому счету, кроме своей профессии я мало чего в жизни люблю…(пауза) делать, если я не работаю, то начинаю сходить с ума. Есть, допустим, люди, которые умеют ничего не делать. Их очень мало в мире, но они есть.

 - Их, как умных людей…

 - Именно. Таких людей немного в силу того, что мало кто может себе позволить ничего не делать, но эти люди еще умеют получать удовольствие от ничегонеделания. Наслаждаться жизнью, не обременяя себя сверхзадачами и обязательствами.

 - Даниил, вот вы уже играли и положительных героев, и отрицательных…

 - Я не разделяю роли на отрицательные и положительные.

 - Как это? Есть герой - он или хороший человек или плохой.

 - Не бывает плохих людей или хороших. Все люди - разные. Другое дело, что общественное мнение или журналистская братия загоняет те или иные роли, тех или иных актеров в определенные рамки и амплуа, но что ж теперь с этим поделать? Допустим, когда я сыграл Юрия Шарока, то подавляющее количество людей мне говорило: "Молодец! Какого же ты негодяя сыграл! Какая же ты сволочь, Страхов!" Но вся же роль построена на положительном обаянии. Вся. От начала и до конца.

 - Вы для себя как-то оправдывали его поступки?

 - Конечно. А как иначе? Для того чтобы сыграть любую роль, нужно оправдать действия персонажа.

 - Ну а конкретно?

 - Шарок - это человек, который боится ошибиться, который боится сделать выбор. Если внимательно посмотреть фильм, то можно увидеть, что Шарок не принял ни одного решения. Судьба принимала все решения за него. Он не совершил, по сути дела, ни одного поступка. И именно в силу своей потрясающей везучести он так долго оставался в живых. Как, собственно говоря, и Панкратов…

 - Вы говорите, что Шарок не совершал поступков? Ну как же? Пошел, например, в органы работать …

 - Да не пошел я, мне предложили! А когда предлагали работать в НКВД - человек понимал, что у него нет выбора.

 - Выбор всегда есть. Просто Шарок, наверное, трус. 

 - (Задумчиво). В чем-то трус, конечно… Но трус - это не порок, это данность. Знаете, сколько трусов на войне совершало героические поступки? Именно в силу трусости, страха. Если человек не боится - он дурак. Другое дело, какие поступки он совершает из трусости. Но я бы не стал осуждать этих людей. У каждого есть свой порог страха, боли. Кто-то боится зубного врача больше, кто-то меньше. Это не значит, что один хуже, а другой лучше. И еще… Как это у Джорджа Оруэлла… В общем, у каждого человека есть страх. И нужно этот страх найти, чтобы человеком начать управлять.

 - У вас есть такой страх? 

 - Ну наверное (улыбается). Я, конечно же, вам о нем не скажу. Но вообще я говорю о страхе, о котором человек и сам не подозревает. Он где-то глубоко в подсознании. Потому что если бы он его знал, то он стал бы либо очень сильным, либо сразу бы умер от страха, от того, что он осознал собственный страх (улыбается).

 - Мы назовем интервью "Страхов о страхе". 

 - Да, за чаем это сложно обсуждать… Многие люди всю жизнь к этому идут. Осмелюсь сказать, что отчасти путь самопознания заключается не только в обретении собственной внутренней свободы, но и в познании собственных страхов. Ибо как ты можешь быть свободен, если ты не познал того, чего ты боишься.

 - Да, этак мы сейчас с вами, Даниил, в философию углубимся… Вы как-то сказали, что по окончании института не хотели заниматься этой профессией, так как чувствовали себя неуверенным.

 - Да, я абсолютно не был уверен в себе, в том, что именно этой профессией мне надо заниматься всю жизнь, и делать это хорошо. Я могу сказать только одно - театральное училище по большому счету ничему меня не научило. Просто так сложилось, что когда Евгений Рубенович Симонов умер, наш курс оказался на перепутье: мы вроде как и студенты Щукинского училища, а вроде как и Симоновская студия. Получилось что мы и ни там, и ни сям. В общем, много у нас было проблем, и мне, в частности, сложно было учиться, так как сложно было понять - что нужно играть, как это правильно делать… Именно поэтому я убежден, что поступать надо в зрелом состоянии. Каждый человек становится взрослым в разное время. Кто-то осознает себя в четырнадцать лет, а кто-то - в 25. Как известно, мальчики всегда запаздывают с этим. Поэтому когда семнадцатилетний парень поступает в театральное училище, он должен быть либо безумно талантливым, либо гением. А когда его "колбасит", как любого семнадцатилетнего подростка… Он не знает ни себя, ни свою психику, не знает своего тела, не ощущает отдельно взятой личностью… Ну что он может сыграть? Вот таким я и был.

 - Так вы во сколько осознали себя? 

 - Первые звоночки были года в 24, наверное.

 - Вернемся к отрицательным и положительным ролям. Вы сказали, что не бывает хороших людей или плохих…

 - Да, я так считаю.

 - Вы меня удивляете, Даниил. А если человек приходит вечером домой и бьет свою собачку - он хороший человек? 

 - Ну, давайте еще вспомним Чикатило… Мы сейчас начинаем заниматься казуистикой. Я, в конце концов, не адвокат, а вы не прокурор. Давайте будем заниматься этим в другом месте.

 - Мне, как и нашим читателям, интересны вы не только как актер, и что вы думаете по поводу своих ролей, но и просто вы - как человек. Меня заинтересовала ваша, на мой взгляд, странная позиция.

 - Понимаете, для того, чтобы сказать, хороший это человек или плохой, мне нужно знать о нем больше информации. Безусловно, он совершает нехорошие поступки, но, может быть, он вчера бабушку из под трамвая спас?… В общем, какой-то неинтересный разговор мы завели…

 - Хорошо… Давайте поговорим о спектакле "Дориан Грей". О нем интересно разговаривать? 

 - (Морщится). Честно говоря, не очень.

 - Скажите тогда, Даниил, о чем вам интересно беседовать…

 - Это ваша задача, Мила, найти темы для разговора.

 - Тогда я, уж извините, спрошу про Дориана. Для этого спектакля вам надо было похудеть… 

 - Да.

 - А зачем? Не подходили под стандарт? 

 - Ну, какой-то стереотип, наверное, существует… Я тоже плохо себе представляю Дориана с жирком.

 - А вы были, как вы это называете, "с жирком"? 

 - Ну, не то что бы… Но я не обладал в тот момент… как, собственно говоря, и сейчас… какими-то античными канонами фигуры. Так что… Дориан Грей же по своей сути совершенен, поэтому режиссеру, наверное, хотелось, чтобы я хоть как-то соответствовал роли.

 - Вы из этого произведения что-то еще вынесли для себя, помимо того, что надо "духом заниматься, а не телом". Если уж так банально.

 - Я редко из прочитанного выношу какую-то мораль, заключенную в словах, или конкретную мысль. В хорошей книге столько всего… Прочитав "Войну и мир", написать одно предложение в дневнике, о чем это произведение, по меньшей мере самонадеянно.

 - Я не и говорю, что мысль должна быть одна-единственная…

 - Вы хотите узнать какие мысли у меня возникли после прочтения "Дориана Грея"? Как это сыграть. И все.

 - Ну и как? 

 - Судя по всему, плохо. Плохо сыграл.

 - Почему? 

 - Почему человек плохо сыграл - сложный вопрос. Потому что не смог.

 - Чего-то не хватило?

 - Таланта.

 - Даже так? Спасибо за откровенность… Даниил, раз уж журналисты любят загонять артистов в разные амплуа, то вы у нас в поле героев-любовников попадаете… 

 - Мне, честно говоря, все равно, куда я попадаю… Любому актеру интересно играть разные роли. Всю жизнь ходить по сцене красивым сталактитом никому не хочется… Но все зависит от того, как складывается твоя актерская судьба. Везет тебе, или нет, способен ты играть разноплановые роли, или нет.

 - Вас, кстати, еще не раздражает, что все вокруг только и говорят: "Ай, какой красивый мальчик"? 

 - Раздражает. Но в силу того, что я давно уже не мальчик… я научился не слышать этих ласкательно-уничижительных эпитетов.

 - Вы сказали, что работа для вас - основное удовольствие. А что вам в профессии нравится больше всего? В чем ее смысл, как вам кажется?

 - (Долго думает). Скажем так, несмотря на то, что я очень сомневаюсь в том, должно ли искусство воспитывать массы, для меня в моей профессии самым важным является… как бы это сказать… тот результат, тот смысл, который я, своей работой, доношу до зрителя. Если у меня получается каким-то образом расшевелить его, заставить о чем-то задуматься… Он может ни о чем, вроде, и не задуматься, но в следующий раз, придя домой, не ударит собаку… А может, стукнет ее сильней. Потому что ему самому больно. Потому что в театре его что-то такое задело…

 - Вы сомневаетесь в том, что искусство способно исправить нравы, но вы этого хотите? 

 - Смысл моей профессии для меня в этом.

 - Роль Корфа в "Бедной Насте" вам, как актеру, что-нибудь, кроме славы, дала? 

 - Безусловно. Она дала мне огромный опыт работы.

 - Да, мы об этом не раз слышали: тяжелые съемки …

 - Они были не только тяжелые, они были разные. Забавные, веселые… А что касается пользы от этой работы… Могу сказать, что я получал огромное количество писем, в которых люди меня благодарили за эту роль. Значит, для чего-то это было надо.

 - Писали, я так понимаю, в основном поклонницы? 

 - Знаете, и мужики попадались. Но они не как поклонники, а просто: "Спасибо вам, Даня".

 - Даниил, ну вы же серьезный человек, понимаете, что нормальный мужик писать не будет.

 - Ну не мужик, подросток. Почему нет? То есть вы считаете, что все люди, которые пишут, они ненормальные?… Но, в общем, ладно, это неинтересно. Вы не обижайтесь, но то, что вы меня спрашиваете… Я на это уже 125 раз отвечал.

 - Уф-ф-ф, Даниил. С вами ужасно сложно разговаривать.

 - Понимаю. Но я человек достаточно скрытный, и этого не скрываю (улыбается).

 - Тогда скажите, если можно, честно, вы сами как относитесь к этому проекту?

 - Сложный вопрос. В своем формате, как мне кажется, он заслуживает, по крайней мере, уважения.

 - Другого ответа не ждали… А вы сами себе там понравились? Я имею в виду актерскую игру.

 - Это совсем сложный вопрос… Я свои работы смотрю не для того, чтобы понравиться самому себе, а для того, чтобы произвести работу над ошибками. Ни больше, не меньше. Потому что если ты начинаешь "переться" от самого себя на экране… Значит, пора как-то уже закругляться. Я достаточно критично к себе отношусь.

 - Ваших героев обвиняют в холодности…

 - Кто обвиняет?

 - Зрительницы, поклонницы…

 - (Саркастично). Правда? И что мне теперь делать с этим? Что вы хотите чтобы я вам на это ответил?… Не мне судить, холодны мои герои или горячи. В силу своих способностей, в силу своих возможностей делаю то, что могу.

 - Из образа Корфа вы долго выходили? 

 - Да я как-то в него и не входил. У меня нет привычки заигрываться в своих героев.

 - Мы наблюдали вас на съемочной площадке. Даже в момент перерыва вы были в образе-образе. 

 - Ну не знаю. Я разделяю профессиональную жизнь и личную. Не хожу в мундире дома, ей-богу. И ноги никому по ночам не парю, если говорить про Юрия Шарока. Я самодостаточный человек, и не испытываю нужды в том, чтобы надевать маски.

 - Ну и прекрасно. Давайте поговорим о чем-нибудь личном. Например, о вашей жене.

 - Давайте.

 - Вы с ней познакомились, когда перевелись в Щуку. И сразу влюбились, по собственному признанию. Вы, как актер, зафиксировали, что это такое - "любовь с первого взгляда"? 

 - Вы знаете, это вещи, которые не фиксируются. Просто был какой-то удар… Присутствовало некое интуитивное понимание того, что с этим человеком будет связана твоя жизнь. Но мне сейчас сложно оформить свои чувства в слова… На то это и гром среди ясного неба.

 - Что для вас значит любовь?

 - Любовь? Для меня это значит… (Задумывается). Да, наверное, все. Это самое важное в моей жизни. Важнее даже, чем моя профессия.

 - А какое проявление любви вам интереснее: накал эмоций, или спокойные, ровные отношения?

 - Ни то, ни другое. Любовь - она настолько многогранна. Если ты любишь человека два месяца - это страсть, если ты любишь его шесть лет - это… Даже не знаю, как это назвать. Наверное, все-таки любовь. А когда ты любишь человека 35 лет - это что-то еще. Наверное, это стремление к гармонии не только внутри самого себя, но и какой-то жизненный путь рука об руку с человеком, который для тебя является всем. Ты уже не один… Это наверное, какая-то невозможность существовать без этого человека, вне его. И необходимость в нем до такой степени, что смысл существования по отдельности просто отсутствует.