/

«БЕЗОТЦОВЩИНА», С.Голомазов, РАТИ, Мастерская Скандарова, Москва, 2001г. 

Apr. 27th, 2008 at 2:51 PM 


Сильная рука режиссера очень хорошо видна, да иначе эту пьесу (из набросков, к тому же неоконченную) и не поставишь. 
Режиссерскую партитуру можно представить как движение от светлого состояния (летнего, веселого, опьяненного) к темному (осеннему, похмельному, мрачному). Начало напоминает по настроению фильм «Неоконченная пьеса для механического пианино». У режиссера не было в распоряжении летней усадьбы и он добился эффекта простыми средствами – белыми занавесками на заднике и итальянскими ариями, которые исполняют вживую за сценой девичьи голоса. 
Молодые актеры азартно сыграли веселую компанию, собирающуюся у генеральши (вино, шутки и подколы, фейерверки, домашний театр). 

Больше всего преуспели Владимир Белоцерковский (Войницев) и Андрей Оганян (Трилецкий постоянно подтрунивающий над Войницевым) – классическая пара «Белый» и «Рыжий». Очень убедительно ввелся в роль Венгеровича Сергей Посельский.
Да и актрисы справились с очень трудной задачей – изобразить «рой» самых разных женщин атакующих Платонова (короля играет окружение, Даниил Страхов замечательно сыграл главную роль, но чтобы получился настоящий «любимец женщин» нужно много женщин . В кино проще – нашли очень разных по возрасту актрис (Шуранова, Соловей, Глушенко) и дело сделано (кстати, был эффектно-сжатый польский спектакль по этой безразмерной пьесе, где всё свели к теме «Платонов и бабы» . Здесь студентки примерно одного возраста и такое разнообразие типов - от карикатурной «химички» (Олеся Быкодерова) до душевной Саши (Инна Аслиян). Мария Соловьева в наиболее возрастной роли генеральши меня убедила полностью (совсем не обязательно делать ее «бальзаковского возраста» или «ягодкой опять», как скажем в «Пьесе без названия» у Додина) – молодая вдова, очень интересная. Замечательно играет начало – читает, скучает (ждет ЕГО), озирается, достает бутылочку, наливает в рюмочку – и ( потекло веселье по жилам! ) за сценой грянула итальянская ария.

С появлением Платонова настроение меняется (хотя и не сразу). Страхов выделяется из «веселого окружения» постепенно, каждый следующий монолог произносит все более горячо. 

После антракта сцена резко меняется, белые занавески убраны, обнажена кирпичная стена за полутемной сценой. Действие из реального мира переместилось в ирреальный – в запойное сознание Платонова. Он сидит на авансцене взлохмаченный и почерневший. Остальные персонажи маячат на краю его сознания (сидят вдоль стены на стульях), выходят вперед по-одному, или все вместе чтоб досаждать герою. Последним он видит (вспоминает) своего убийцу.

Следующий эпизод еще «чернее», гости генеральши рассаживаются вокруг убитого Платонова и играют в лото, он пытается вступить в разговор, но никто его не слышит, о Платонове говорят в прошедшем времени. А рядом с ним сидит мальчик, сын (ярко рыжий). Когда игра окончена он засыпает, положив голову на стол, потом играет – выкладывает на столе пирамиду (тени взрослых бродят у него за спиной по темной сцене). И в самом финале поднимает голову, смотрит в зал и улыбается. Ослепительно белая точка на абсолютно черном фоне и заканчивает спектакль.

http://lev-semerkin.livejournal.com/149649.html

comments powered by Disqus