/

Не очень натуральная драма


Новая картина Татьяны Воронецкой «Натурщица» уже была показана в конкурсной программе фестиваля «Кинотавр», а в широкий прокат она выйдет в начале июля. У «Гудка» появилась возможность ознакомить читателей с этим весьма противоречивым фильмом уже сейчас.


После серии удачных документальных фильмов («Мать Владимирская», «О, не лети так, жизнь… Леонид Филатов») Воронецкая решила снимать игровое кино и тут же скатилась до средней руки гламурной любовной истории «Рецепт колдуньи». Ее «Натурщица» оказалась удачной попыткой реабилитировать себя как режиссера серьезного кино, поднимающего более глубокие вопросы человеческих отношений.

В основу сценария положен рассказ Юрия Нагибина «Трое и одна, и еще один», где в Тифлис в начале прошлого века приезжает странная пара – раскованная молодая женщина и холодный сдержанный мужчина – и где на фоне зарисовок простой жизни горожан разворачивается любовная трагедия, замешенная на разности характеров, непонимании и невероятной ревности. В главных ролях в «Натурщице» снялись Виктория Толстоганова (Софья Пшебышевская) и Даниил Спиваковский (Владислав Эшенбах). Этот актерский дуэт – уже повод посмотреть картину. Они так красиво отыграли несовместимость темпераментов, что с первых минут картины возникает вопрос: почему она вообще согласилась куда-то ехать с этим человеком? Легкая и воздушная Софья не чета Эшенбаху, совершенно не умеющему радоваться жизни и пугающемуся любого проявления эмоций, которые он так тщательно сдерживает. Кроме того, Спиваковский сумел показать не просто тупого животного ревнивца (поскольку для иной ревности в картине у него повода не возникает, что есть большая сценарная ошибка), но именно человека, уязвленного образом жизни избранницы еще до него (эта часть ее жизни раскрывается только в рассказе).

Отдельной похвалы заслуживают герои Николая Фоменко и Даниила Страхова, которые, хоть и не имея ничего дурного в мыслях, невольно раздувают конфликт между главными героями и отчасти служат причиной трагического финала.

Но игрой главных героев достоинства «Натурщицы» не ограничиваются. Большой находкой для Воронецкой оказались бытовые зарисовки тифлисской жизни: особенно удались два грузина в гостинице, от безделья рассуждающих то о моральном облике постояльцев, то о трудностях воздухоплавания. Они как будто сошли к нам с картин Пиросмани, такие же наивные и искренние.

К сожалению, только хвалить «Натурщицу» невозможно. Получая удовольствие от актерских работ, никак не удается избавиться от мысли, что фильм безбожно затянут. Неясно, что послужило тому причиной: то ли недостатки сценария, то ли желание режиссера лишний раз заострить внимание на внутреннем мире персонажей. В итоге местами действие замирает, отдельные эпизоды рассыпаются, как порванные бусы, красивые сами по себе, но не имеющие целостности, так необходимой каждому фильму. Когда после 20 минут просмотра зритель может со стопроцентной уверенностью сказать, что произойдет в финале, то все режиссерские вождения нас по лабиринтам душ персонажей теряют смысл. Да и вообще предсказуемый финал – не самое большое достоинство любой картины.

Также становится не совсем понятно, зачем к оригинальному сюжету рассказа сценаристу Дмитрию Соболеву понадобилось привносить мотивы зарождающейся революции. Чтобы показать витающее в воздухе ощущение надлома и нестабильности окружающего мира, присущее серебряному веку? Но ведь это ощущение целиком реализуется через отношения главных героев, а мотивы революции и некая интрига, раскрывающаяся в конце картины, несколько выпадают из общего контекста и не несут особой смысловой нагрузки. Тем более они не прибавляют картине динамики, которая так ей необходима.

Анна РОМАНОВСКАЯ