/

Мы из прошлого


Фильм с легкомысленным названием «Мы из будущего» на поверку оказывается уроком патриотического воспитания в жанре военного боевика


Александр Стрелков
Для Ведомостей

22.02.2008, №33 (2055)

О чем будет кино, можно догадаться. Четверка молодых «черных археологов» отправляется искать награды, оружие и амуницию военных лет, чтобы потом их нелегально продать. Из анонса мы уже знаем, что судьба забросит команду в лето 1942 г. и современная молодежь пройдет испытание на прочность.

Все так и будет. Но нюансы оказались любопытнее. Режиссер Андрей Малюков, мягко говоря, не скупится на пинки молодому поколению. Выбор типажей уже говорит о скептическом настрое постановщика. Один — исключенный из института студент, второй — громила скинхед, который вообще по логике должен бы сразу рвануть к братьям-фашистам, третий — циничный раздолбай-музыкант, четвертый — слабохарактерный геймер. Все четверо, разумеется, и в подметки не годятся дедам — трусят, паникуют и только и думают, как бы смыться из сурового военного прошлого.

Войну Малюков показывает максимально жестко. Здесь нет места эффектным подвигам. Подвиг уже то, что «предки», как безумные (с точки зрения «потомков») или как святые (с точки зрения режиссера), лезут под пули на верную смерть. А пули и бомбы, ну почти как в «Спасти рядового Райана», рвут людей на части убедительно и зверски.

Малюков столкнул лбами не просто два поколения, но и кинематограф этих поколений. Солдаты 40-х — благородный лейтенант, отважная красавица-санитарка, суровый, но справедливый старшина — это канонические образы советского военного кино. Разболтанные, но обаятельные «археологи» — типичные герои современного российского кино. Воспитательная экскурсия в прошлое закрепит сакральный статус первых и поменяет вторых, кто на своей шкуре прочувствует, что такое урок истории. «Мы из будущего» — честная работа в рамках программы военно-патриотического воспитания. Немного удивляет, что патриотической истерики в нем нет.

Малюков демонстративно вставляет в свой фильм цитаты и аллюзии на советское военное кино, говорящие о том, как войной воспитывали раньше. И вроде как правильно делали. Нынешней молодежи следовало бы освежить память, внедрив в потерявшие ориентиры головы старые мысли с помощью новых технологий и сюжетных схем.

Сюжет с путешествием в иное время у нас не стал особенно популярным и был скорее поводом для сказки («Гостья из будущего») или сатиры («Иван Васильевич меняет профессию»). Серьезный фильм на эту тему один — «Зеркало для героя» (1987), в котором Владимир Хотиненко разбирается с послевоенным прошлым с позиций перестроечного настоящего.

В западном кино этот сюжет как раз в ходу. Но в путешествиях западного человека в прошлое есть мотив утверждения прогресса. Современный человек может временно уступить предкам в величии души или благородстве, но всегда наверстывает упущенное, да еще доказывает превосходство накопленных знаний.

«Мы из будущего», напротив, кино о том, как прошлое, историческое и кинематографическое, судит настоящее. Там, на войне (или в старом кино), все было подлинное — жизнь, смерть, любовь, самопожертвование, убеждения. Здесь — мутная малохольная молодежь, главная заслуга которой в итоге — осознание, что она малохольная.