/

ТРУДНЫЕ МЕТРЫ «ПЕРЕГОНА»


«Перегон » стал, почти без сомнения, главным «релизом» отечественного кинопроката за два последних месяца. Наиболее интересной лентой из числа тех, что предлагали нам российские кинотеатры в течение июля–августа. Наиболее спорной… Наиболее значительной…


При том, что финансовые показатели фильма Александра Рогожкина (кои у нас чем дальше, тем всё более становятся едва ли не единственным мерилом «состоятельности» всякого нового кинематографического произведения) в данном случае выглядят отнюдь не блестяще. Значительно менее ста тысяч проданных билетов: а ведь пошла картина по экранам весьма внушительным по нынешним временам количеством копий – 130 с лишним. И в итоге «почётное» заключительное место в последнем по времени, так называемом Top 100, наглядно демонстрирующем величины кассовых сборов по всем просторам СНГ за текущий год. 


Надо ли говорить, что по сравнению, скажем, с вдоволь поспекулировавшими минувшей весной на той же самой военно-исторической теме «Сволочами» отставание измеряется даже не в разы, а в десятки раз. И пусть кто-то после всего этого ещё попробует по привычке поспорить с утверждением о том, что реклама отнюдь не стала главным двигателем в области художественного творчества. Что наш зритель по-прежнему идёт «на имена», а вовсе не на яркие зазывные полиграфические картинки и «забойные» слоганы… 

Если бы дело и впрямь обстояло так, то Рогожкин, кто в качестве творца приснопамятных «Особенностей…», по сути, единственным из нынешних кинопостановщиков всерьёз претендует сегодня на статус именно что «народного» режиссёра, собрал бы такую «кассу», что всем прочим его коллегам довелось бы лишь завистливо кусать себе локти. Однако «провал» – юкак о том ничтоже сумняшеся поспешили сообщить некоторые из «отраслевых» СМИ – «Перегона» в прокате со всей очевидностью свидетельствует: зрителя нашего ещё ох как долго предстоит, что называется, воспитывать и направлять. Перенесённая им серьёзная интоксикация Голливудом и его «методикой продвижения» будет сказываться долго. 
И добро бы перед нами был, выражаясь современным околоэкранным сленгом, чисто «арт-хаусный» проект или хотя бы опус с явным уклоном в «авторское кино». Нет, «Перегон» как раз таки представляет собой попытку – причём достаточно состоятельную – поисков на ниве массового искусства. И не в том уничижительном смысле, которое данное словосочетание устойчиво приобрело, а в изначальном, вполне даже благородном его значении. Иначе бы, наверное, не взялись за сей проект питерская кинокомпания «СТВ», известная именно своим неуклонным стремлением к «сращиванию» серьёзного со зрелищным, и её глава – один из немногих по-настоящему грамотных и глубоких профессионалов в своём деле – Сергей Сельянов. Иначе бы не помещали на постере фильма выразительные изображения троих из занятых в нём актёров, кто только и может, с большим или меньшим на то правом, относиться к второй из всё определяющих сегодня в российском кинематографическом бытии материй (наряду с рекламной составляющей). К материи «звёздности». 

Впрочем, ни Алексей Серебряков, ни Даниил Страхов, ни успешный художник-дизайнер Анастасия Немоляева, вдруг выплывшая из поистине артистического небытия и создавшая на загляденье точную, психологически простроенную, запоминающуюся роль, – никто из них не может быть назван героем картины в строгом смысле слова. В без малого два с половиной часа экранного времени, которые занимает эта неторопливая и словно бы насквозь проникнутая «гением места» сага о буднях запасного аэродрома, затерявшегося где-то посреди чукотской тундры и ставшего в 1943 году узловым пунктом поставок ленд-лизовской авиатехники, достаточно вольготно вместилось почти сорок практически равноправных героев. Русских, американцев, чукчей… Лётчиков, техников, обслуги… Военнообязанных и вольнонаёмных. Ссыльнопоселенцев и энкавэдэшников (куда же без них?!). Сыгранных артистами достаточно популярными и доселе абсолютно неизвестными (а порой и не артистами вовсе – так, в числе исполнительниц образов членов американского женского авиаотряда, перегоняющего самолёты с Аляски на Чукотку, – представляющие разные страны журналистки, славистки…) с разной степенью мастерства и погружения в непростой материал. 

Фильм Александра Рогожкина – неровный, то и дело «спотыкающийся», периодически пробуксовывающий, а то и вовсе срывающийся в некие жанровые ямы-ловушки. Что немудрено для полотна не просто масштабного и многофигурного, но изначально ориентированного на своего рода стилистическую полифонию: это одновременно и драма с очевидным трагическим подтекстом, и комедия, временами скатывающаяся почти что в фарсовую стихию, и лирическая история (а точнее, целый ворох таких историй – ни дать ни взять классические чеховские «пять пудов любви), и даже в каком-то смысле детектив, причём так и остающийся для зрителей неразгаданным. Одним словом, это тот самый «кусок жизни, простой и грубый», процессом одухотворяющего оживления которого с помощью киноплёнки по праву составило себе славу советское кино. И в частности, один из самых выдающихся его пластов – кино о войне. 

При всех его недочётах, например некоторой «лобовой» нарочитости в подаче темы репрессий (эти фрагменты попали в «Перегон» словно бы прямиком из лент «разоблачительных» 90-х), при обидной местами актёрской нечёткости – хотя рядом просто первоклассные работы опытного Юрия Ицкова или молодого Кирилла Ульянова, – в нём есть главное. Искренность, честность, неравнодушная память, вложенный труд. 

А значит, полку лент, которые наше телевидение может с полным на то основанием ставить в эфирные сетки праздничных майских дней, прибыло. И никакие данные пресловутого бокс-офиса в данном случае этому помешать, надеемся, не смогут. 

Даниил ЧАПЛЫГИН