/

Как становятся Штирлицами


Завершился премьерный показ телесериала «Исаев»

Рано или поздно это должно было случиться. Наше родное телевидение давно покушалось на модернизацию классики советского периода. Сигналом стали раскрашенные «Семнадцать мгновений весны», показ которых был приурочен ко Дню Победы. И почти сразу же на канале «Россия» началась рекламная кампания нового сериала «Исаев», который должен был рассказать о молодых годах советского разведчика, ставшего в картине Татьяны Лиозновой Максом Отто фон Штирлицем.
Эту премьеру ждали с особым нетерпением и волнением. Скажем сразу: осторожные надежды оправдались. И кто бы что ни говорил по поводу «Исаева», как бы ни ворчали участники прежних «Мгновений» в адрес сериала и Даниила Страхова, сыгравшего молодого Максима Максимовича, но сегодня очевидно: Сергею Урсуляку, одному из самых тонких режиссеров российского кино, доказавшему «Ликвидацией» знание законов жанра и понимание чаяний зрительской аудитории, удалось невозможное. Он рассказал нам подробно и обстоятельно историю того, как обаятельный и интеллигентный юноша Всеволод Владимиров стал сотрудником иностранного отдела ВЧК и превратился в Максима Максимовича Исаева.


На этом пути в фильме (он длится 16 серий) героя ждет немало потерь и горьких разочарований. Гражданская война для Исаева оказывается настоящим испытанием на прочность его человеческих идеалов и жизненных принципов. Недаром чекист Бокий интересуется политическими взглядами героя с известной со времен фильма «Чапаев» формулой: «А за кого Максим Максимович? За белых или за красных?» И слышит в ответ из уст своего подчиненного: «Он разбирается».

Однако фильм выстроен так, что эту «разборку» устраивают, по сути дела, са-мому зрителю. Череда ярких характеров, сыгранных замечательными актерами, являет вариации того, как пытался каждый найти свое место в историческом катаклизме. Исподволь, ненарочито, но неуклонно режиссер ведет эту сквозную тему «Исаева» с тем, чтобы незадолго до финала устами Василия Блюхера (Константин Лавроненко) воскликнуть, останавливая деление павших на поле брани на «своих» и «чужих»: «Перестаньте! Здесь все – русские!» И от этого драматическое звучание происходящего на экране затмевает собою ту детективную интригу, которую публика была вправе ожидать от премьеры, памятуя о том, что в основе – романы Юлиана Семенова о молодых годах его любимого героя. Собственно, две части фильма и названы в соответствии с этими книгами – «Бриллианты для диктатуры пролетариата» и «Пароль не нужен».

Сергей Урсуляк формально сохранил в своей картине детективную составляющую, обострив восприятие голосом от автора (Николай Губенко), излагающим, как в старые добрые времена, краткое содержание предыдущих серий. Однако главным содержанием картины стали не шпионские страсти с выстрелами, погонями, паролями и явками, агентами и слежкой. Наоборот, режиссер благодаря почти ювелирной работе с видеорядом и актерами погружает аудиторию фильма в более широкий контекст чувств и размышлений о судьбах России.

У Урсуляка «играет» даже цвет. Так, в первой части Москва 20-х явлена в черно-белой гамме, тогда как заграничная Эстония показана в цвете со всеми комплексами и переживаниями ее граждан относительно того, что их страна такая маленькая и такая независимая (здесь довелось порадоваться за Лембита Ульфсака, сыгравшего начальника тайной полиции). Когда же действие переносится на русский Дальний Восток, то экран «навсегда» становится черно-белым, лишь изредка блистая, как каплями крови, вкраплениями красного цвета. А цветные титры первой части в духе плакатов Гражданской войны далее сменили семейные фотографии из «той» прежней жизни…

Ее уже нет и не будет. Как не будет уже той морали и тех понятий о чести и достоинстве, которые несла в себе русская интеллигенция, выродившаяся в писателя Никандрова (Сергей Маковецкий) либо раздавленная беспощадным колесом истории, как погибает от руки мародера отец Исаева (Юрий Соломин). Бесчеловечность исторического насилия – страшная реальность тех лет, когда жизнь людская не стоила ни копейки. Недаром в «Исаеве» так много смертей и жертв. А закадровый комментатор в определенный момент «досказывает» судьбу основных исторических персонажей фильма, тем самым увеличивая список печальной жатвы молоха гражданской бойни.

Тем не менее «Исаев» не скатывается в жанр этакого сериального мартиролога ужасов революции и Гражданской войны. Сергей Урсуляк создал для нас с вами настоящий кинороман о судьбе человека, вынужденно-добровольно расстающегося не только с Родиной, но и с любимой женщиной. И этим список его потерь не исчерпывается. Он отказывается от своей настоящей биографии и своего имени. Наверное, именно так и становятся разведчиками. В кино. Нам с вами остается «подождать» еще двадцать с лишним экранных лет, чтобы убедиться в этом самим. Но это будет уже совсем другая история. И весьма вероятно, что многим будет трудно вспомнить, КАК все начиналось. К счастью, теперь мы с вами ЭТО знаем благодаря обстоятельной и эмоциональной версии Сергея Урсуляка.