ВОЙНА БЕЗ ПРАВИЛ

 Даниил Страхов сыграл одну из сложнейших ролей мирового репертуара

В записных книжках Чехова есть ироничная фраза: «Мнение профессора не Шекспир главное, а примечание к нему». «Макбет» Театра на Малой Бронной как раз из категории тех спектаклей, на которые лучше идти, заранее ознакомившись с»примечаниями» или повторив сюжет.

Режиссер Антон Яковлев сделал упор на канонический текст Шекспира в переводе Михаила Лозинского без значительных «украшательств», но в собственной сценической редакции. (Думается, что принцип «раскрой автора» для режиссера – главенствующий). Здесь нет батальных сцен, поединков, навязчивой визуализации, острого милитаризма и вообще примечательных атрибутов театра Шекспира(даже одежды у всех персонажей безликие, выдержаны в мрачных тонах), но есть классический сюжет, изложенный в стилистике психологического минимализма.

То же и в отношении декораций: никаких шотландских просторов, полей сражений или роскоши замка Дунсинан, куда возвращается Макбет после войны. Вместо занавеса раздвинутся тяжелые деревянные черные перегородки(сценограф Николай Симонов), и в полумраке сцены появится заглавный герой, опоясанный темно-серыми бинтами, больше похожими на большую портянку. Он изможден, и это, наверно, мягко сказано…

Макбет не создан для жизни, - объясняет свое видение пьесы Антон Яковлев. Он – Бог войны. Он устал убивать, устал умирать, устал от бесконечного чувства вины. У него больше нет сил оправдывать себя. Он устал жить. Впрочем, этот Макбет по сути уже мертв. Жива только оболочка. Будто выкопали античную скульптуру, и части мраморного тела откалываются кусками, еле держась на тонких гранях. На наших глазах рождается другой, новый Макбет, который пытается вновь обрести смысл своего существования. Или он изменит мир вокруг себя, или разрушит его до основания.

Как видно, перед Даниилом Страховым, исполнителем заглавной роли, задача стояла нелегкая. Усталость обреченного воин, измождение, эмоциональное выгорание – все это читается с первых минут спектакля. И под силу, конечно, любому профессионалу. Куда сложнее сыграть «нового Макбета», решившего изменить мир.

По сюжету напомним, действие пьесы начинается в Шотландии. Макбет возвращается с очередной победой домой, однако по пути ему(а также его верному другу Банко) встречаются три ведьмы, которые предсказывают будущее. Макбету обещано быть новым королем, а Банко – родоначальником целой королевской династии.

Макбет делится предсказанием с женой, и та подговаривает его тайно убить короля, приехавшего как раз с дружеским визитом к ним в замок. Таким образом Макбет становится наследником престола. Но, ему этого мало – он устраивает заговор против Банко(не дают покоя слова предсказательниц про «родоначальника королевской династии», предав тем самым их верную дружбу.

В своих поступках Макбет безумен. Тиран, дорвавшийся до власти, потерял, понятно, человеческий облик, и утаить это уже невозможно. Вскоре приходит возмездие: бывшие соратники объявляют Макбету войну, и тиран проигрывает, а его жена(в спектакле её играет Настасья Самбурская) раскаявшись за свои интриги, кончает жизнь самоубийством.

Шекспировскую трагедию Антон Яковлев вскрывает своим особенным ключем – без пафоса и лишних эмоций. Отчасти здесь слышна чеховская традиция, когда все основные события происходят где-то далеко, за сценой, а тут, перед зрителями, разворачивается психологическая драма, главная движущая сила которой – слова, интонации, паузы…

Удалось ли сочетать эти сценические традиции, зрители решат сами. Но, примечательно, что все участники спектакля охотно пошли на этот эксперимент, успех которого зависит от малейших нюансов.

…Намереваясь стать властителем мира, Макбет поднимется на широкие качели, подвязанные звенящими цепями. Шаг, толчок. Но, качели едва двинутся с места, словно невидимая сила еще удерживает тирана от трагического шага. В глазах Макбета промелькнет тень сомнения, но сомневаться давно уже не в его правилах: он отвык от естественных человеческих чувств, и потому на его лице – застывшая маска. С этой маской и встретит он возмездие: без удивления и раскаяния, без огорчения и боли. Цепи с оглушительным звоном сорвутся из-под колосников, словно вонзаясь в сцену, и эта финальная нота станет для Макбета роковой.

Автор Виктор Борзенко. Фото Михаил Гутерман