/

«МИЛЕНА»

Рассказ

Автор: Елена Нежина

     Молодая женщина в инвалидной коляске неподвижно сидела возле окна и отрешенно смотрела на улицу. Вот уже вторые сутки непрерывно шел дождь. Весь город был погружен в сплошной поток воды, наводя на всех тоску и меланхолию. Неожиданно на черном небе блеснула яркая полоска молнии, озаряя собой все вокруг. Это заставило Милену невольно вздрогнуть. Она резко отвернулась от окна и окинула взглядом свою комнату. Никого. Пусто и тихо. Лишь в коридоре слышались шаги матери, которая готовилась ко сну. Милена тяжело вздохнула. Затем она подъехала к письменному столу и, выдвинув один из ящиков, достала небольшую фотографию. На ней был запечатлен молодой человек лет тридцати с голубыми глазами и чарующей улыбкой. Посмотрев на нее с нежной печалью, Милена поставила фотографию на стол.

— С днем рождения, Александр! — тихо прошептала она, и в глазах ее заблестели слезы.

Мягкий свет ночной лампы падал на фотографию, словно оживляя застывший на ней образ. Милена закрыла лицо руками. Перед ее мысленным взором вновь и вновь вставали воспоминания: большая красивая церковь, толпа гостей, рокот голосов. Милена медленно идет вдоль прохода в прекрасном подвенечном платье, словно Золушка на сказочном балу. В ее грациозных руках букет белых роз, перевязанный широкой белой лентой. Со всех сторон слышится восторженный шепот.

Милена ни на кого не обращает внимания. Ее сердце переполнено счастьем. Она смотрит прямо перед собой, где у алтаря, рядом со священником, стоит тот, кого выбрало ее сердце, кого послал ей Господь. О, как он был красив в тот миг, ее Александр! Милене казалось, что тогда она влюбилась в него еще сильнее, хотя это было уже невозможно. С той минуты, как они впервые увидели друг друга на одной из светских вечеринок, оба поняли, что созданы друг для друга. Любовь, смешанная с немыслимой страстью, полностью захватила их и закружила в своем бешеном вихре. Это был сон, наваждение. Никогда еще Милена не испытывала ничего подобного в жизни. Она просто шагнула навстречу любви и отдалась ей вся без остатка.

После нескольких месяцев бурного романа они объявили о помолвке. Вся пресса и телевидение только и говорили об этой свадьбе. Судите сами: известная фотомодель и самый дорогой голливудский актер решили соединить себя узами брака. Все называли их свадьбу событием года.

Мысли Милены снова возвращались в тот день, когда она в присутствии многочисленных гостей, под вспышки фотокамер, перед Богом и церковью поклялась Александру в вечной любви. В торжественной тишине слова клятвы звучали так нежно и трогательно, что у многих на глазах невольно наворачивались слезы умиления. Что было потом? Волшебное свадебное путешествие, гостиницы, рестораны. Милена и раньше видела все это, но рядом с Александром она как будто бы заново открывала для себя весь мир.

Он изменил ее? Да, изменил. На многие вещи Милена теперь смотрела совсем не так, как прежде. Что раньше ей казалось смешным и нелепым, теперь было для нее понятным и близким. Какой она была до встречи с Александром? Милена почти не помнила этого. То была не она, нет! Толпы журналистов, сумасшедшие поклонники, головокружительная карьера фотомодели. Все это наложило свой отпечаток на характер Милены. Порой жестокая и гордая, она причиняла боль близким ей людям, плохо отдавая себе отчет в том, что делает. Иногда Милене казалось, что Господь послал ей Александра, чтобы она своей любовью к нему сумела искупить все свои прежние грехи, осознать ошибки и тем самым уберечь себя от новых неверных шагов.

Два года счастливой семейной жизни были похожи на чудесный сон, которому, казалось, не будет конца. Милена почти отошла от работы фотомодели. Решив посвятить себя семье, она теперь лишь изредка снималась для модных журналов и афиш. Уютный домик на берегу океана – свадебный подарок Александра. Светлые теплые комнаты. Милена всегда мечтала о таком доме. Устав от бурной светской жизни, ей хотелось покоя и умиротворения. Многие завидовали их браку. Не каждый мог похвастаться такими прочными семейными узами, тем более в светской среде, где популярны легкие романы и мимолетные встречи.

Все шло, как нельзя лучше. Александр продолжал сниматься в кино. На него делали ставки самые крупные кинокомпании мира. Его гонорары составляли невероятные суммы. Предложения ролей сыпались со всех сторон. Милена была без ума от своего возлюбленного. Она никогда не ревновала его и всегда доверяла его чувствам. Ей было легко и свободно с ним, хотя характер у Александра был далеко непростым. Милена знала это и поэтому старалась не устраивать бурных сцен, как раньше.

Она так любила Александра, что не могла противиться ему. Все остальные вещи отошли для нее на второй план. Теперь Милена была только во власти любви, любви самоотверженной, всепоглощающей.

О, как она любила, когда Александр возвращался домой со съемок, и она готовила ему романтический ужин при свечах! Александр всегда приносил ей большие букеты алых роз в память об их первом свидании. В такие минуты Милене казалось, что на всем белом свете больше нет никого, кроме их двоих, и она сотни раз мысленно благодарила Бога за это бесценное счастье.

На третьем году замужества, Милена, наконец, смогла забеременеть. Все прежние попытки сделать это не давали желаемого результата, отчего Милена очень страдала. Ей до безумия хотелось родить Александру ребенка и создать настоящую крепкую семью. И, наконец, этот день настал! Господь во второй раз вознаградил ее. Врач сообщил Милене радостную новость. У нее будет ребенок – долгожданный малыш! Это было похоже на настоящие чудо. Милена не помнила себя от счастья. Когда она сказала Александру о ребенке, он схватил ее на руки и закружился с нею по комнате. Они были счастливы. Александр предложил отметить это радостное событие в ресторане. Милена согласилась.

Стояла прекрасная зимняя погода. Падал легкий пушистый снег. Темно-синий «Мерседес» нес счастливых супругов по вечерним улицам города, и ничто не предвещало беды.

Что же случилось потом? Милена тряхнула головой. Она не могла больше вспоминать. Воспоминания острой болью врывались в ее сознание, вновь и вновь разрывая ее душу на части. И все же перед глазами Милены вставала, как чудовищное видение, череда тех страшных событий, которые в одночасье разрушили всю ее жизнь. Она вспомнила, как на их машину, словно взявшийся из неоткуда, налетел огромный грузовик. Шофер был пьян, не справился с управлением, и его занесло на встречную полосу. Милена лишь помнила яркие огни фар, блеснувшие ей в глаза.

Очнулась она уже в больнице. Рядом сидела мать. Очевидно, кто-то сообщил ей об аварии, и она тут же примчалась сюда из другого города. Первая мысль Милены была об Александре. Как он? Что с ним? К счастью, с Александром все обошлось. У него было лишь сотрясение мозга и незначительные ушибы.

Потом пошли воспоминания еще невыносимее. Милене сообщили, что она потеряла ребенка, а через несколько дней она узнала, что больше не сможет ходить. Что ей было делать? Как жить дальше? Все ее мечты развеялись в прах. Она понимала, что уже ничто не будет так, как прежде. Но рядом с ней был Александр – ее свет в окне. Он просто не находил себе места, узнав о трагедии, и во всем винил только себя.

Вскоре они вернулись домой, в городскую квартиру. Мать Милены переехала жить к ним, чтобы помогать единственной дочери. Она была сильной женщиной, мужественно принявший на себя жестокий удар судьбы, и Милена хорошо знала об этом. Лишь по ночам, когда ее никто не видел, эта сильная женщина давала волю слезам, зарываясь лицом в подушку, и молила Бога послать ей достаточно сил, чтобы достойно выдержать все это до конца и не пасть духом. Из-за болезни Милены Александр сократил количество съемок, чтобы, как можно больше, быть рядом с женой.

Так прошло полтора года. Первые месяцы после катастрофы Милене казалось, что она попала в ад, из которого уже нет обратной дороги. Она словно находилась на грани яви и небытия. Физические и душевные страдания отнимали у нее все силы. Не родившийся ребенок снился ей почти каждую ночь, протягивая к ней свои пухленькие ручки, и она просыпалась с криком отчаяния, беспощадно разрывавшим все ее существо. Порой она погружалась в какое-то тяжелое полузабытье, где тени счастливого прошлого неотступно преследовали ее, и ей безумно хотелось остаться там навсегда.

Но боль, какой бы мучительной она ни была, рано или поздно притупляется, оставляя лишь на сердце невидимый след. Выбраться из этой кромешной тьмы  Милене помогла любовь, любовь к Александру – ее единственный свет в окне, который, несмотря ни на что, все еще горел. Она чувствовала его нежную заботу, понимала, что все еще нужна ему, и это чувство невольно заставляло ее хвататься за жизнь. К тому же мать неустанно внушала ей, что нельзя сдаваться ни при каких обстоятельствах, даже если впереди пока еще не видно никакого выхода. Нужно бороться, и тогда непременно победишь.

Шли дни. Милене снова удалось обрести душевное равновесие, хотя сначала это казалось невозможным. Из-за своей болезни она потеряла многих друзей. Милена сама разрывала с ними отношения, так как видела, что они теперь смотрят на нее не как на равную, а как на искалеченного и побитого щенка. Милена не хотела этого. Уж лучше быть одной, решила она, чем видеть в глазах людей лишь равнодушную жалость.

Постепенно жизнь входила в свою колею. Милена заново научилась радоваться и смеяться. Ведь, несмотря ни на что, с ней рядом по-прежнему был Александр. Он давал ей силы жить дальше, и она каждый день неустанно благодарила его за это. Казалось, больше ничто не сможет омрачить ее жизнь. Но, увы, это было не так. Судьба уже готовила ей удар еще более безжалостный.

Постепенно Милена стала замечать, что Александр начал реже бывать дома. Он придумывал разные предлоги и порой отлучался на целый день. В глубине души Милена понимала, что происходит, но долго не хотела верить в это. Она видела, как с каждым днем в глазах Александра угасает любовь, та любовь, которая помогла ей выжить. Теперь Александра удерживали возле нее лишь долг и жалость. И понапрасну Александр пытался скрыть это. Она все понимала и не осуждала его. Жить с человеком, прикованным к инвалидной коляске – это слишком большой душевный подвиг, и не каждому под силу совершить его. Милене было больно смотреть на то, как мучается Александр. Страх остаться одной был ничто в сравнении с тем, что происходило в ее душе из-за мужа. Счастье любимого было для нее превыше всего. Если вдали от нее Александр сможет создать другую семью, то Милена готова отпустить его, отпустить без упреков и осуждений.

Что может быть прекраснее, чем знать, что тот, кого ты беззаветно любишь, снова счастлив, и его глаза, как прежде, светятся любовью, пусть и к другому человеку. Теперь Милене оставалось лишь надеяться, что Александр найдет женщину, которая сумеет вновь сделать его счастливым. Пусть она подарит ему детей, которых так хотела Милена. Александр заслуживает это. Она знала: ей не будет слишком больно, когда Александр уйдет от нее. Она сможет пережить это. Она купит ему свободу ценой своего одиночества. Что ж, пусть! Она так решила, значит так и будет. Милена знала, что душой она всегда будет рядом с ним, и если когда-нибудь он позовет ее, она всегда найдет в себе силы прийти к нему, преодолев все препятствия.

Спустя какое-то время Милена, наконец, узнала всю горькую правду. Это произошло в один из вечеров, когда Александр вернулся с очередных съемок. Очевидно, нервы его были на пределе. Он больше не мог так жить. Александр рассказал Милене все. Он уже давно встречался с другой женщиной. Она была его партнершей по новому фильму. Он устал метаться между двух огней и молил Милену отпустить его и простить. Что было делать Милене? Она давно чувствовала, что это рано или поздно произойдет, и смогла подготовить себя к такому удару.

Милена отпустила его безропотно и тихо. Она дала ему развод, и Александр ушел. Она очень хорошо помнит тот осенний день, когда солнце, пробиваясь сквозь серые облака, все еще стремилось подарить свое тепло людям. Александр сам собрал свои вещи. Она видела, как он неприкаянно ходил по квартире, словно что-то искал и никак не мог найти. Потом он подошел к ней, присел на корточки перед инвалидной коляской и, протянув руку, слегка провел ладонью по щеке Милены. Его ладонь была холодной и влажной. Милена чувствовала, как ему невыносимо трудно в эти минуты. Он так и не нашел в себе силы посмотреть ей в глаза. Он открыл было рот, чтобы что-то сказать, но Милена успела коснуться  пальцами его горячих губ, запрещая ему говорить. Она не хотела слышать этих банальных слов, которые говорят почти все в таких случаях. Увы, они уже ничего не смогли бы изменить.
— Не надо, — ее голос был похож на легкое дуновения ветерка, — Я все понимаю. Не вини себя и будь счастлив.
Александр на мгновение опустил голову, потом медленно встал. Его лицо выражало  растерянность.
— Прости, — только и смог произнести он. — Так случилось…
Александр ушел. Лишь на несколько секунд задержался он на пороге, чтобы в последний раз оглянуться назад.

И Милена простила его. Ведь она любила Александра. Любила? А почему, собственно, «любила»? Она до сих пор любит его так же преданно и самозабвенно, как и прежде. Милена вновь взглянула на фотографию Александра. Сегодня был день его рождения, и вот уже четвертый год они отмечали этот день не вместе. Милена не так много знала об его нынешней жизни. Из газетных статей ей было известно, что Александр женился и уехал в Англию, где успешно снимается в кино и играет в театре. Милена отдала бы сейчас все, лишь бы еще раз увидеть его, взглянуть в его глаза. Что в них теперь? Счастлив ли он? Как сложилась его личная жизнь. Ведь успешная карьера – еще не самое главное в этой жизни. Милена знала это по собственному опыту.

Она посмотрела на часы. Их стрелки показывали десять часов вечера. В душе Милены вдруг зародилось какое-то смутное предчувствие. Что именно оно предвещало – радость или печаль – она не могла понять. Милене совсем не хотелось спать. Дождь немного утих и больше не бил в стекло. Милена взяла со стола графин и налила в фужер легкого вина. «За тебя, любимый! За твое счастье!» Она сделала несколько глотков и поставила фужер обратно на стол.
;Вдруг тишину нарушил телефонный звонок. От неожиданности Милена слегка вздрогнула и, протянув руку к телефону, взяла трубку.
— Алло.
— Милена? — послышалось на другом конце провода.
Она чуть не выронила трубку. То был Александр. Милена сразу узнала его. О, Господи, не может быть!
— Александр?! — произнесла она, и голос ее дрогнул. — Ты откуда звонишь? Где ты?
— Я здесь, в городе… — Александр запнулся, и Милена почувствовала, что его голос тоже дрожит.
— Что-нибудь случилось? — робко спросила она.
— Мне бы хотелось встретиться с тобой, — приглушенно ответил Александр.
— Встретиться? Когда? — от волнения у Милены вспотели ладони.
— Когда хочешь. Я остановился здесь недалеко, в гостинице.
Милена снова посмотрела на часы.
— Сейчас уже поздно, — сказала она, — да и погода ужасная. Приезжай ко мне завтра днем часа в три. — И чуть слышно добавила: — Я буду ждать.
— Хорошо, — согласился Александр. — Спасибо тебе.
— Значит, до завтра? — сказала Милена.
— До завтра, — отозвался Александр.
— С днем рождения тебя, — торопливо произнесла Милена, словно боялась, что вот-вот отчего-то может оборваться связь, и она не успеет передать ему свои поздравления.
— Да, да, спасибо, — как-то рассеянно поблагодарил Александр, и на этом разговор был окончен.

Милена повесила трубку и прижала пальцы к вискам. Что вдруг могло произойти? Сердце у Милены бешено забилось. Она понимала, что должна быть какая-то очень веская причина для того, чтобы Александр, спустя столько времени, вновь захотел увидеться с ней. Она легла в постель, но не могла заснуть. Ее душу охватила смутная тревога. Лишь под утро Милене удалось забыться неглубоким сном.

Дурные предчувствия не обманули ее. Едва на следующий день Александр вошел в гостиную, Милене пришлось призвать на помощь всю свою силу воли, чтобы не вскрикнуть от ужаса. Перед ней стояла лишь тень Александра, того самого Александра, того голубоглазого красавца, по которому еще совсем недавно сходили с ума почти все женщины мира, который был нарасхват у самых известных режиссеров и продюсеров. И, наконец, перед Миленой стояла тень того, кого она так беззаветно любила все эти годы и за кем готова была пойти на край света по первому его зову. А что же было теперь?! Милена не верила своим глазам. Александр был похож на живого мертвеца: сильно похудевший, бледный, с черными кругами вокруг впалых глаз. Казалось, он едва держится на ногах. Темно-серый костюм сидел на нем, как на плохо сделанном манекене. Все это представляло собой жалкое зрелище. Александр огляделся вокруг.
— А здесь ничего не изменилось, — произнес он слабым голосом.
— Да, — отозвалась Милена, — я сохранила эту квартиру такой, какой она была при тебе.
Она не могла оторвать взгляда от бледного лица, в котором сейчас, казалось, не было ни кровинки. Неуверенным шагом Александр подошел к ней и протянул букет из алых роз.
— Как раньше. Помнишь? — спросил он.

Милена ничего не ответила и лишь кивнула головой. Она уткнулась лицом в цветы, чтобы скрыть слезы, которые в тот момент обожгли ей глаза. Милена сидела в зеленом брючном костюме на меленьком диванчике. Она не хотела встречать Александра в инвалидной коляске и поэтому попросила мать убрать ее в другую комнату. Небольшой круглый столик перед диваном был накрыт на двоих, и на нем, как и раньше, несмотря на еще светлое время суток, горели свечи. Милена сама позаботилась о меню и приготовила все то, что любил Александр.
— Садись, пожалуйста, — сказала она, показывая рукой на кресло, стоявшее по другую сторону стола.

Александр медленно опустился в него. Его потухшие глаза вдруг оживила искра восхищения, когда он вновь взглянул на Милену.
— Ты по-прежнему прекрасна, — медленно произнес Александр, желая поймать в этот миг взгляд Милены. Но та опустила глаза.

Как давно она уже не слышала таких слов! Поправив рукой свои длинные черные волосы, ниспадавшие ей до пояса, Милена почувствовала, как краснеют ее щеки. Александр заметил это и слегка улыбнулся.
— Это правда, Милена, — продолжал он, — я не преувеличиваю. Ты, в самом деле, отлично выглядишь. Я очень рад видеть тебя.
— Спасибо за комплемент! — тихо сказала Милена. — Хотя здоровье мое ничуть не изменилось за это время.

После этих слов повисла невольная пауза. Милена видела, как Александр погрузился в глубокую задумчивость. Казалось, он не знал с чего начать разговор. Затем он стал нервно тереть руки, рассеяно смотря по сторонам.
— Что с тобой? — спросила Милена, не выдержав этого гнетущего молчания.
Она протянула руку через стол и слегка коснулась руки Александра. Тот вздрогнул и быстро убрал руку.
— Я очень изменился, да? — наконец произнес он. — Когда я вошел, ты даже испугалась меня. Не отрицай! Я сразу это заметил.
Милена хотела было возразить, но Александр предупредительно поднял руку.
— Не надо. Молчи, прошу тебя, — продолжал он. — Я знаю, что выгляжу ужасно. У меня ничего не осталось: ни работы, ни жены, ни друзей. Теперь я почти никто.
;Милена широко раскрыла глаза. Она еще не понимала, о чем говорит Александр. Она лишь чувствовала, как в ее душе усиливается тревога. Александр словно прочел ее мысли. Он встал, подошел к ней и, сев рядом, взял за руки.
— Неужели ты не видишь? — он заглянул ей прямо в глаза. — Посмотри на меня хорошенько. Ведь я же болен! Болен лейкемией!
; Александр до боли сжал руки Милены. В его глазах стояло отчаяние. Услышав эти страшные слова, Милена на мгновение замерла. Потом, закрыв руками уши, она быстро замотала головой, словно желая проснуться от этого жуткого сна. У нее был настоящий шок. Все ее существо просто отказывалось верить в это.      

Нет, нет, нет! Такого не может быть! Это слишком жестоко! Холод нежданной беды охватил все тело Милены, и она, протянув вперед руки, крепко обняла Александра. Она не смогла сдержать слез.
— Господи! — наконец, прошептала она дрожащим голосом, немного придя в себя, — Расскажи, как это случилось. Расскажи мне все.
Александр нежно отстранил ее и снова посмотрел в глаза.
— Ты плачешь? — тихо произнес он. — Я не думал, что тебя так огорчит это известие. Ты должна была меня возненавидеть после того, как я поступил с тобой.
— Ну, что ты, что ты… — Милена ласково провела рукой по голове своего возлюбленного. — Что было, то прошло. И очень хорошо, что ты в такую минуту обратился ко мне.

Александр тяжело вздохнул, после чего встал и подошел к окну. Дождь, наконец-то, закончился, и даже выглянуло солнце. Исхудавшая фигура Александра резко выделялась на фоне дневного света.
 — У меня никого не осталось, кроме тебя, — глухо произнес он. — Все отвернулись от меня, узнав о моей болезни. Только еще двое поддерживают со мной какие-то отношения, но и они скоро забудут обо мне. С женой мы развелись… — Тут он сделал паузу, словно желая собраться с духом, после чего продолжал: — Но развелись еще до того, как стало известно, что я неизлечимо болен. А знаешь почему?

Тут Александр вернулся на диван и снова взял Милену за руки. Теперь он сильно волновался, отчего голос его начал срываться. Но все же он продолжал говорить:
— Наш брак был обречен с самого начала. Это была лишь иллюзия любви, в которую очень хотелось верить. Впрочем, Глэдис была искреннее в своих чувствах, нежели я. Она старалась сделать все, чтобы я был счастлив. И первое время мне действительно так казалось. После того, что случилось с тобой, я просто не был готов к такому повороту судьбы. Потом я встретил Глэдис, и мне захотелось отвлечься от всех этих проблем, внезапно навалившихся на меня. И я с головой окунулся в этот безумный водоворот страстей, который временами грозился поглотить меня всего, без остатка. После свадьбы мы уехали в Англию. Там меня приняли с распростертыми объятиями. Еще бы! Мировая знаменитость променяла Голливуд на их туманный Альбион. Они создали мне все условия для того, чтобы я, как можно, дольше не покидал их страну. Я вновь наслаждался славой, которая, как всегда, открывала мне любые двери, где бы я ни был. Но если с актерской карьерой все было, как нельзя лучше, то в личной жизни появились проблемы. Меня начали волновать воспоминания о наших счастливых днях в нашем уютном доме на берегу океана. Я вспоминал каждую деталь, каждую мелочь, связанную с тобой, и сердце мое не могло спокойно биться в такие минуты. Потом ты стала сниться мне. Я тянул к тебе руки, и ты шла ко мне со светлой улыбкой на губах. Я чувствовал запах твоих волос, твоей кожи. Я звал тебя, произнося по ночам вслух твое имя. Из-за этого у нас с Глэдис начались ссоры. Разумеется, ей было это неприятно. Я все понимал, но ничего не мог с собой поделать. А когда однажды на пике страсти я назвал ее Миленой – это была последняя капля, переполнившая чашу терпения Глэдис.Мы окончательно расстались, и она подала на развод. Я столько раз порывался позвонить тебе или даже приехать, но боялся, что ты не захочешь меня видеть, и эта мысль сдерживала меня. Потом было несколько мимолетных романов, которые не могли уже привести ни к каким серьезным отношениям. Да я к этому больше и не стремился. Мысли о тебе не отпускали меня. Я казнил себя за то, что посмел оставить тебя одну в таком положении, и был уверен, что после такого поступка назад уже возврата нет. А примерно через год первые симптомы страшной болезни дали о себе знать. В первый раз я почувствовал сильную слабость за рулем и едва не врезался в столб. Но тогда я не придал этому особого значения и приписал все к усталости из-за очень плотного графика съемок и спектаклей. А работал я действительно на износ, чтобы хоть немного вытеснить из сознания, мучившие меня мысли. Потом было еще несколько таких моментов, которые все же заставили меня задуматься о здоровье. Но времени на врача катастрофически не хватало. Наконец, дело дошло до того, что я потерял сознание прямо на съемочной площадке, в Париже, где мы снимали несколько эпизодов нового фильма. Вот тогда-то все и выяснилось в центральной клинике, куда меня доставили в срочном порядке. Не могу объяснить, что я почувствовал в ту минуту, когда мне объявили диагноз, да и не хочу. Уж слишком тягостно об этом вспоминать. Надеюсь, ты понимаешь меня. Ведь ты тоже пережила нечто подобное. Только тебе не говорили о том, что жить тебе осталось не так уж много.

Александр замолчал, чтобы перевести дыхание. Он налил в бокал вина и залпом выпил. Это немного успокоило его, и он снова заговорил:
— Меня перевели в онкологическую клинику, где был сделан курс химиотерапии, после которого мне стало чуть лучше. Но я понимал, что это ненадолго, так как болезнь была слишком запущена. Работать я больше не мог. Со мной разорвали все контракты. Жизнь начала утекать, как сквозь пальцы вода. Тогда я понял, что терять мне уже нечего, и решился все-таки сделать то, что долгое время не давало мне покоя. Продав квартиру в Лондоне и уладив все юридические дела, я прилетел сюда и остановился в гостинице под другим именем. Мне не хотелось ловить на себе жалостные взгляды и слышать шепот людей за спиной, обсуждающих мое теперешнее положение. Впрочем, меня теперь мало кто узнает, а если и узнает, то не верит своим глазам. В городе я уже две недели. Много передумал за это время и решил: если ты не захочешь видеть меня, то я напишу тебе письмо, в котором буду молить прощения за свой ужасный поступок, и, не обмолвившись ни словом о своей болезни, покину этот город навсегда. Господь посылает испытания, заставляющие нас по-иному взглянуть на всю свою жизнь и, если это еще возможно, успеть, хоть как-то искупить те грехи, которые мы совершили. Жаль, что порой осознаешь это слишком поздно, и у тебя почти не остается времени. Кто знает? Если б я пришел к тебе гораздо раньше, не боясь, что ты прогонишь меня, быть может, со мной не случилось бы того, что случилось сейчас…

Александр опустил голову. Рассказ его был окончен. Ему больше нечего было добавить. Он словно отдавал себя на суд Милены и ждал ее приговора. А та в свою очередь ничего не могла сказать. Слезы душили ее. Она кусала губы, чтобы вновь не разрыдаться, видя, как самый дорогой ей человек страдает не только физически, но и душевно. Ей так хотелось одним движением руки излечить его, снять всю эту невыносимую боль и отчаяние. Но, увы, это было не в ее силах. Воистину судьба порою слишком жестока к тем, кого мы любим! Милена снова обняла Александра и прижала свои губы к его бледным губам.
— Как давно я не целовала тебя, — произнесла она еле слышно.
Она почувствовала, как руки Александра немного робко обнимают ее за талию, и от этого прикосновения по телу Милены пробежала сладостная дрожь.
— Прости меня, прости! — хрипло шептал Александр, зарываясь лицом в ее длинные волосы.

Он вдыхал ее аромат, словно заново открывал для себя этот интимный мир. На какое-то мгновения ему показалось, что страшная болезнь покидает его измученное тело, и ему захотелось дышать полной грудью. От этого ощущения у него даже закружилась голова, и он словно сквозь сон услышал слова Милены:
— Мне не за что прощать тебя, потому что я никогда ни в чем тебя не винила. И ты это знаешь. У каждого человека есть свои грехи, и не нам судить их.

Александр упал на колени. Из его глаз брызнули слезы, слезы, облегчающие его душу, столько времени терзавшуюся. Милена умоляюще протянула к нему руки.
— Не надо, не надо так, — повторяла она, стараясь привлечь его к себе. — Все хорошо, все хорошо…
Александр с трудом поднялся на ноги. Его сильно шатало.
— Вот также четыре года назад, — торопливо произнес он, — я стоял перед тобой на коленях, умоляя отпустить меня. И ты меня отпустила. Теперь же, наказанный судьбой, я вернулся обратно и вновь не слышу от тебя ни единого слова упрека. Боже! Я не достоин такой женщины, как ты!

В ответ на это Милена обвила руками голову Александра и, заглянув в глаза, подарила ему один из тех печально радостных взглядов, в который вкладывают всю душу.
— Если тебе это необходимо,— продолжала она, — если тебе хоть как-то это поможет, то ты можешь остаться здесь, со мной. Я так давно ждала, ждала вопреки всему, что, может быть, однажды вновь стану нужна тебе. И это случилось, пусть даже наша встреча омрачена слишком горьким событием. Ничего. Мы будем вместе столько, сколько даст нам судьба. Помнишь наши клятвы перед алтарем? Любить друг друга в радости и в горе, в богатстве и в бедности, пока смерть не разлучит нас…

Александр, не в силах больше сдержаться, упал на колени и благоговейно припал сухими губами к чуть дрожащей руке Милены. Лучи сентябрьского солнца проникали сквозь незанавешенное окно в комнату, нежно согревая две страдающие души. 

comments powered by Disqus