/

«Магия музыки. Магия слова»

Юлия Логвинова, специально для MUSECUBE

5.12.2014 года. 

Когда музыка сливается с поэзией возникает удивительный синтез. Невообразимый, легкий, тонкий и стремительный. 9 декабря в Московском международном Доме музыки состоялся поистине волшебный литературно-музыкальный спектакль. В этот вечер со сцены звучали стихи поэтов XX века: Осипа Мандельштама, Иосифа Бродского, Давида Самойлова, Бориса Пастернака под аккомпанемент Алексея Айги и его группы 4:33.

Магическая аура музыки и слова собрала полный зал. Зрители жаждали совершить путешествие в прошлое и ощутить счастье от того, что им выпала честь, как писал Давид Самойлов «родиться в двадцатом и прикасаться к победам». Да, век XX не был легким, но был стремительным, гордым, победоносным. Он повлиял на поэзию, музыку, литературу, все искусство в целом. Подкорректировал, сломал границы и барьеры, отшлифовал и дал понять, что гениальность в простоте. Двадцатый подсказал, что нужно мыслить иначе, творить, переживать и любить более остро и импульсивно, реагировать мгновенно, жить только здесь и сейчас и отдавать любимому делу всего себя. Да, именно так и творили поэты: остро, тонко, точно, в духе времени.

В концерте участвовали Дмитрий Назаров, Даниил Страхов и Сергей Шнырев. Именно их голоса доносились со сцены и возвращали публику в век двадцатый, такой родной, близкий, тяжелый, любимый. Их было трое: три голоса, три фактуры, три жизни. Однако концепция спектакля подразумевала, чтобы эти три героя слились воедино и вели повествование от одного лица. Действительно, артистам это удалось. Создавалось впечатление, будто бы на сцене всего один человек, который, подобно случайному попутчику, ведет рассказ о жизни, о судьбе, о Родине, о детстве, о юности и, конечно же, о любви.
15816696478_79c2fd188d_b
Дмитрий Назаров начал свое обращение к залу строками Давида Самойлова: «Мне выпало счастье быть русским поэтом. // Мне выпала честь прикасаться к победам. // Мне выпало горе родиться в двадцатом, // В проклятом году и в столетье проклятом».

Ему вторил Даниил Страхов стихами И. Бродского: «Мои слова, я думаю, умрут, //и время улыбнется, торжествуя, //сопроводив мой безотрадный труд // в соседнюю природу неживую.

После этого Сергей Шнырев мгновенно подхватывал эстафету и снова начинал читать что-то из Бродского. Например, «О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову // в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу. // В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.// Ты написал много букв; еще одна будет лишней.

Стихи звучали ритмично и мелодично, дерзко, громко иногда отчаянно. Особую атмосферу спектаклю придавал орган, зазвучавший в этот вечер благодаря Константину Волостнову. Удивительно интересно было наблюдать за музыкантом, мастерски владеющим уникальным инструментом. Органная музыка – сложна для восприятия, однако именно «король инструментов», самый большой орган России, подарил зрителям душевное волнение и растревожил потаенные уголки сердца. А это самое главное – чтобы не было равнодушия и безразличия.

Орган – уникальный инструмент, по своему звучанию. Звуки, рождаемые органом, непостижимы и прекрасны. Расположение его многочисленных труб позволяет добиться и особой «стереофоничности», и слитности звучания всех регистров органа. И в звуковом (частотном), и в пространственном (визуальном) отношении орган как будто «обнимает» всех находящихся на сцене, защищает и оберегает. В значительной степени этому способствует фасад инструмента, построенный из уникального «акустического» дерева – байкальской лиственницы. Создается впечатление, будто бы орган в Доме музыки выполняет роль алтаря в храме искусства.16004071475_5376972e5c_b

За музыкальную составляющую вечера отвечал Алексей Айги и его группа 4:33. Ансамбль Алексея Айги исполняет музыку для гурманов, эстетов, простых меломанов и каждый их концерт – это праздник души. Пожалуй, неспроста именно Алексей Айги был вовлечен в музыкальное оформление спектакля «Магия музыки. Магия слова», ведь с литературой Айги связан кровно: его отец — известный поэт, реформатор языка. Поэтому поэзия – это часть его жизни, детства, отрочества, юности и зрелости.

Группа 4:33 – секстет талантливых музыкантов. Скрипка Айги направляла дружный строй инструментов и дарила достаточно редкое ощущение счастья. Когда звучала музыка, улыбка не сходила с уст публики. Зал буквально ловил пассажи маэстро за роялем, остроумные выходки тромбона и трубы, лиричные соло виолончели, удивлялся эскападам ударника. Наслаждался минимализмом, не лишенным глубины и достоинства, ведь игру Алексея Айги и ансамбля 4:33, действительно, можно назвать элитарной.

Двухчасовой спектакль пролетел настолько стремительно, что осталось ощущение незавершенности и открытого конца. Как будто запись на старой пластинке патефона неожиданно закончилась…. Пожалуй, это участь всех достойных спектаклей, когда зритель готов к продолжению, а действо, к сожалению, подошло к концу. Однако, программа концерта была насыщенной и яркой. Путешествие в век открытий, становления, побед, страданий, любви, рождения и смерти прошло замечательно, и я надеюсь, что останется в сердцах присутствующих надолго. Ведь память бессмертна, как и поэзия…