/

«Исаев»: настоящий Штирлиц, только на 20 лет моложе

Газета «Русский обозреватель»,  Аркадий Малер,15.10.2009.


Первые впечатления от телесериала «Исаев» режиссера Сергея Урсуляка по мотивам произведений Юлиана Семенова лично у меня оправдали все ожидания, а эти ожидания были слишком серьезными, чтобы разочаровать. Если бы кто-нибудь когда-нибудь где-нибудь заявил, что он хочет снять что-то типа продолжения «Семнадцати мгновений весны» или экранизировать биографию Штирлица в довоенный период, то никакого доверия этому наглому самозванцу бы не было, потому что «Семнадцать мгновений весны» — это настолько высокое, филигранное кино, что даже приблизиться к нему по качеству подачи материала было бы невозможно.


Я вообще считаю, что в 60-70-е годы советское кино в лице нескольких своих режиссеров достигло такого высокого художественного уровня, который как будто бы оправдал всю советскую систему как таковую, это кино воспитывало и образовывало людей, оно явило собой тот предел развития человеческого духа, который только возможен в условиях секулярной культуры.

И гениальный фильм «Семнадцать мгновений весны» был одним из самых крупных явлений этого кино, хотя бы потому, что он смог стать самым народным, самым массовым и самым внятным фильмом, при этом сохраняя качества высокой эстетики и высокого драматизма.

И в этом году, отмечая 85-летие его режиссера Татьяны Лиозновой, мы ещё раз вспоминаем этот шедевр и грустим о том, до какого ничтожества пало наше российское кино после того, как оно стало служить не идеям, а временному тупому развлечению. Однако в 2000-е годы ситуация несколько  улучшилась и даже появились некоторые единичные случаи очень сильного кино, исполненного на уровне высокого кинематографа 60-70 годов.

И один из этих случаев — это сериал Сергея Урсуляка «Ликвидация» (2007), который в постсоветском кино создал прецедент уникального атмосферного фильма, растянутого на много серий. Ведь это же очень сложно — обычный фильм идет 90-100 минут, а здесь каждая серия снята как отдельное произведение киноискусства.

При этом «Ликвидация» была очевидной реминисценцией на сериал «Место встречи изменить нельзя» (1979) Говорухина, другого народного фильма, конечно, не столь высокохудожественного, как “Семнадцать мгновений…”, но также сочетавшего особую атмосферность эпохи и доступность рядовому зрителю.

И я позволю себе заметить, что черно-белый сериал Урсуляка оказался не только достойным цветного сериала Говорухина тридцатилетней давности, но и даже порядком лучше, при всем уважении к последнему. Именно поэтому на его постановку «Исаева» возлагались большие ожидания и они полностью оправдались.

Во-первых, режиссер сохранил самое главное достоинство своего прежнего фильма «Ликвидация» — это фантастически гармоничный актерский состав и глубокая фактурность образов, так что каждый кадр смотрится как отдельная картина. Я бы сказал, что ему свойственно чисто лиозновское сочетание внешнего эстетического аскетизма, определенной, военной сдержанности и при этом выразительности лиц и жестов самих героев.

Ведь в этом фильме очень удачно играют и его актеры из «Ликвидации» — Михаил Пореченков (граф Виктор Воронцов), Сергей Маковецкий (писатель Никандров),  Полина Агуреева (Анна), Ксения Раппопорт (певица Лидия Боссе), Константин Лавроненко (Блюхер), Александр Сирин (Сергей Шорохов, советский посол в Эстонии), Лика Нифонтова (Мария Оленецкая, сотрудница этого посольства), Федор Добронравов (следователь в Можайске) и другие.

Весьма интригующей находкой было пригласить в этот фильм одного актера из «Семнадцати мгновений весны», а именно — Константина Желдина, который там играл неприятного Холтоффа, а тут еще более неприятного ювелира Пожамчи. Также очень приятно было встретить на экране обаятельного Лембита Ульфсака, очень органично сыгравшего здесь эстонского спецслужбиста.

Во-вторых, очень и очень удачной находкой режиссера был актер на главную роль самого Максима Максимовича Исаева — Даниил Страхов, просто потому, что он действительно очень похож на Вячеслава Тихонова, особенно когда улыбается. И если учесть, что актеру пришлось поработать и над воспроизведением образа, то на выходе мы получаем настоящего Штирлица-Тихонова, только на двадцать лет моложе. А если учесть, что режиссер принципиально отказался от иной музыки, кроме Таривердиева, то иногда возникает ощущение, что смотришь «Семнадцать мгновений…», только какую-то серию, которую ты не успел посмотреть. 

В-третьих, что важно уже с моральной точки зрения, этот фильм пытается максимально деидеологизировать самого Исаева, который больше работает на историческую Россию, чем на коммунистическую идеологию. Разумеется, здесь есть определенный самообман — если человек в начале 20-х работал на ЧК, то приукрасить его мотивацию весьма сложно, но раз уж решились взяться за довоенного Исаева-Штирлица, то нужно что-то делать с его идейной мотивацией, и тут он предстает перед нами серьезным интеллектуалом, далеким от простых ответов на сложные вопросы.

Впрочем, тема морального осмысления революции и всего, что ей сопутствовало, так или иначе постоянно звучит в этом фильме — чего стоит только фраза писателя Никандрова в тюрьме: «Я никогда не думал, что это такое счастье — говорить с русским человеком… Даже если он враг!»

К определенным недостаткам фильма я бы отнес не очень ясный монтаж сюжетных линий, особенно усложняющийся затянутыми лирическими отступлениями и отсутствием четких акцентов — где основной сюжет, а где сопутствующие ему.

Само по себе это может быть очень интересно, но не в сюжетном сериале, предполагающем активное развитие событий. Если  в «Ликвидации» Урсуляк сформировал свой особый аскетично-выразительный стиль, то здесь он его как будто бы смакует. При этом режиссер дал очень удачную возможность улавливать эти сюжетные линии за счет того, что почти все действия за границей сняты в цвете, а в России — в черно-белых тонах. Но при этом цветовом контрапункте целостность фильма совершенно не нарушается и, более того, фильм становится еще более живым. Будем смотреть и дальше… 

http://www.rus-obr.ru/opinions/4446

comments powered by Disqus