/

ЧЕМ БЫ КАЛИГУЛА НИ ТЕШИЛСЯ... 


...лишь бы не плакал. В спектакле Андрея Житинкина античный тиран напоминает то принцессу-самодуршу из сказки Маршака, то героя скандального фильма Тинто Брасса.

 
Андрей Житинкин обещал завершить сезон в театре на Малой Бронной постановкой "Анны Карениной". Но вместо романа русского классика он выбрал не менее сложный материал - трагедию Альбера Камю "Калигула". Правда, в отличие от "Анны Карениной", пьеса французского философа-экзистенциалиста для режиссера хорошо знакомый материал. Четырнадцать лет назад он ставил "Калигулу" в театре им. Ермоловой.


Современники упрекали Камю за вольную трактовку исторических фактов и попытку оправдать императора Гая Калигулу - одного из самых жестоких тиранов в истории человечества. В начале пьесы смерть возлюбленной заставляет Гая - вежливого и благовоспитанного юношу - понять, что мир устроен жестоко и несправедливо. Он подвергает придворных мучениям с одной-единственной целью: они должны осознать, что в земном мире нет ни справедливости, ни истины. Словом, тиран превратился у Камю в философа-экзистенциалиста, получившего редкую возможность проверить свои идеи на практике. В финале взбунтовавшиеся придворные убивают философа.

Но собираясь на премьеру театра на Малой Бронной, лучше пьесу не перечитывать и об экзистенциализме не вспоминать. Режиссер внес свои коррективы в образ императора, решив превратить его в "гениального мальчика, заблудившегося во ржи…". Даниил Страхов играет Калигулу совсем юным: ему даже не 22 года (как предлагает Камю), а от силы 17-18. В результате авторская концепция затрещала по всем швам. Жестокость правителя, подкрепленная неопровержимыми логическими выводами, сменилась в спектакле жестокостью совсем иного рода: беспричинной и по-детски безжалостной. Калигула то и дело унижает своих подданных, подвергает их разнообразным испытаниям, убивает. Но делает это беспечно, будто школьник, играющий с оловянными солдатиками.

В пьесе Камю герой хочет получить луну. Для него она - символ невозможного и одновременно доказательство абсурдности собственных требований. Услышав, как произносит эту фразу Страхов, вспоминаешь, как принцесса из сказки "Двенадцать месяцев" требовала во чтоб это ни стало достать ей зимой подснежников. И подписывала приговоры словом "казнить", поскольку слово "помиловать" было немного длиннее.

А когда юный правитель от своеволия переходит к настоящему самодурству, римляне демонстрируют незаурядное терпение. Вместо того чтобы унять не в меру распустившегося юнца, они безропотно ему подчиняются. Философский диспут Камю превращается в жестокую мелодраму. Ее смысл очень прост: Калигула страдает, потеряв возлюбленную, а окружающие изо всех сил ему сочувствуют. И прощают одно злодейство за другим. Мол, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало.

Режиссер, правда, пытается намекнуть зрителям на некую символическую подоплеку событий. Горбунья, постоянная спутница императора (прекрасная актерская работа Дарьи Грачевой), время от времени выливает на металлическое зеркало то красный, то черный раствор. Перед появлением Калигулы сцену потрясают оглушительные раскаты грома. Метафоры перекочевали в новую постановку из прежнего варианта "Калигулы". В 1988 спектакль Житинкина рассказывал о разгуле варварских страстей. Александр Балуев играл жестокого тирана, а эстетика постановки заставляла вспомнить одноименный фильм Тинто Брасса с Малькольмом Макдауэллом в главной роли. Там они служили пояснением к тому, что происходит. Сейчас только запутывают смысл спектакля. Понятно, если грохочет гром перед появлением тирана. Но зачем превращать в пугало, а потом и убивать несчастного юношу, к тому же "заблудившегося во ржи"?

Зато клубничные подробности разработаны в спектакле гораздо тщательнее. По замыслу режиссера, часть придворных испытывает к правителю не просто возвышенную любовь, а плотскую страсть. Управитель дворца (Олег Вавилов) прибегает вечером предупредить его о заговоре патрициев обнаженный по пояс, явно рассчитывая привлечь внимание своим торсом. А юный поэт Сципион (Сергей Костылев), пытаясь соблазнить императора, даже обнажается, сбрасывая тунику.

Ольга Романцова

04 июня 2002, 13:05