/

«ПЕРЕГОН» НА БОЛЬШУЮ ЗЕМЛЮ


Вышел фильм о советских летчиках, перегонявших на фронт американские самолеты 


Дарья Манина
Специально для Столетия
07 июля 2006 | 16:02 


Спустя три года, после съемок своего последнего фильма "Кукушка", Александр Рогожкин представил зрителям свою новую картину, снова открыв молоизвестную страницу нашей истории.

Фильм "Перегон" лучшего режиссера XXIV Московского международного кинофестиваля – это рассказ о жизни военных на чукотской авиабазе во время Великой Отечественной войны, о том, как они перегоняли самолеты из Аляски в Сибирь для последующей передачи их на фронт.

Картина снята из расчета на то, что зритель, наконец, узнает о героях тыла, чьи подвиги оказались малоизвестны, и получилась ориентированной опять же на аудиторию не очень-то заинтересованную в знании истории страны. Жизнь на аэродроме молодых русских ребят, которые только вышли из различных авиационных училищ, полна шуток и веселья; они оказались все вместе на Чукотке, чтобы совершить свой первый перегон самолетов. И всё бы ничего, если бы их союзницами внезапно не оказались девушки. Ошеломленные таким поворотом событий, молодые пилоты теряют головы от восторга. Теперь каждый из них занят мыслями о прекрасных летчицах. Впервые в жизни ребята столкнулись с культурной разобщенностью и языковым барьером. И если вначале это казалось забавным, то потом превратилось в настоящую трагедию...

Но у Рогожкина нет сентиментальных сцен, всё по-солдатски чинно. Нет и пафосной дружбы, часто приукрашенной в фильмах о войне, и тоскливо-отцовского отношения к молодым ребятам. 

Только главнокомандующий, которого сыграл Даниил Страхов, заламывает себе руки, понимая, что перегон нужно устроить как можно быстрее и времени на проверку самолетов совсем недостаточно. Никаких преувеличений и нагнетаний обстановки, к смерти пилотов на базе относятся спокойно, понимая, что война есть война. Самолеты прилетают и улетают, а жизнь всё идет, неторопливо и очень размеренно. Между серыми буднями авиабазы и местных чукчей даже нет особого контраста; и те, и другие всё время находятся как будто в ожидании. И только небо давит своей серостью, иногда разрываясь от грохота "Аэрокобр". Пейзажи фильма напоминают те, что были в "Кукушке", такие же тяжелые и "давящие" своей угрюмостью. Слякотная и сырая осень – не самое тяжелое время для переправки машин, но именно в это время года с особенной грустью и даже озлобленностью чукчи провожают глазами самолеты.

Как будто бескульминационный сценарий, но он насыщен событиями. Убийства, личные драмы, сломанные судьбы – все этого в фильме предостаточно. И правильно заметил молодой сержант с "большой земли", что главные умы – на фронте, здесь же остались только калеки. В первую очередь это относится к коменданту аэродрома, психически неуравновешенному деспоту, которого замечательно сыграл Алексей Серебряков (на фото). Безумные приступы, которые накатывали на него после полстакана водки, выпитой залпом, выглядят страшно и правдоподобно. И тут же понимаешь, что даже здесь, на краю земли, не обошлось без своего тирана. Каждый образ, придуманный Рогожкиным, лаконичен и точен. Юрий Орлов, сыгравший повара-интеллигента, бывшего авиаконструктора, удивительно трогателен в своей роли. Несчастный кулинар, поседевший от нелегкой жизни раньше времени, не потерял способности любить, по-настоящему, всем сердцем. И не озлобился на мир, который очень часто был к нему несправедлив.

Рогожкин не акцентирует внимание на заданиях пилотов, они выполняют перегоны самолетов по накатанной схеме. Героическая смерть остаётся за сценой, на виду у зрителя разыгрываются только молчаливые эпизоды с "похоронками" и воспоминаниями о погибших. Каждую неделю молодые летчики исправно закрашивают белые звезды на американских самолетах красной краской, учат по несколько английских слов, чтобы хоть немного понимать, о чем ведут свои разговоры хорошенькие союзницы, и взрываются при любом напоминании о фашистах.

Известный режиссер собрал на площадке интернациональную команду – эскимосов, чукчей, американцев и русских.  

Съемки фильма начались весной в Заполярье, на Кольском полуострове, неподалеку от тех мест, где Рогожкин снимал "Кукушку". Актеров на роли русских летчиков искали по всей России. Ассистенту режиссера пришлось объездить все театральные училища Москвы, Питера, Саратова и Нижнего Новгорода. Но если русских и американцев нашли быстро, то с эскимосами пришлось повозиться. Организаторы ездили даже на Съезд малых народов Севера, где и нашли исполнителя роли пожарного – чукчу Василия.

Помимо Заполярья съемки проходили в окрестностях Новгорода, где специально для Рогожкина был построен аэродром образца 1943 года. Истребители же изображали на съемках мирные "Як-52". В истребители их превращали, как могли, при помощи компьютерной графики.

…А как было на самом деле?

Настоящий маршрут доставки самолетов по воздуху был открыт в 1942 году. Этим занималась 1-я перегоночная авиадивизия под командованием легендарного полярного летчика полковника Ильи Мазурука. Чтобы засекретить авиатрассу, ее называли "Красноярск-Уэлькаль", а неофициально американские летчики прозвали ее "Аляска хайвей". В историю она вошла подназванием "АЛСИБ" (Аляска – Сибирь). 

Трудности состояли уже в том, что русским пилотам и техникам приходилось переучиваться и частично овладевать английским языком, чтобы управлять американской техникой. Никаким "молодым пилотам", как в фильме, столь сложное дело, конечно же, не поручали. Самолёты перегоняли опытные лётчики, в основном фронтовики. "Из рук в руки" самолёты тоже никто не передавал. Приём и предполётную подготовку машин производили американские и советские авиатехники на аэродромах Аляски. 

Действительно, среди американских военных пилотов было немало женщин, но, в основном, во вспомогательных частях (в т.ч., в почтовой авиации). Но существует байка о том, что американские летчицы предложили свои услуги по перегону самолетов, но Сталин отказал им, сославшись на то, что "в советских казармах нет женских туалетов".

Самолеты перегоняли, как правило, в строю "клин". Вёл группу лидер-бомбардировщик ("Митчелл" или "Бостон"), за ним следовали истребители ("Аэрокобры", позже "Кингкобры"). Самым главным врагом летчиков были ужасные погодные условия, хотя воздушная трасса находилась в тылу, летать на ней было так же опасно, как и на фронте. Зимой всегда стояли сильнейшие морозы, а летом – густые туманы. За период действия этой трассы погибли 115 советских летчиков. Но благодаря их работе, советские ВВС регулярно получали до 150 самолетов в месяц, а к осени 1944 года до 400 самолетов

…Фильм Рогожкина, несмотря на то, что многие его герои носят имена и фамилии реальных пилотов, нельзя назвать документально точным. Это не реальный пересказ судеб героев войны, переработанный сценаристом. Это, скорее, исторический кинороман, в котором рассказывается о жизни всех вместе и каждого по отдельности на транзитной авиабазе. В картине нет второстепенных персонажей, роль каждого в ней значительна, как это и было в годы Великой Отечественной войны.