Сергей Урсуляк: «В черно-белом кино больше правды»


Режиссер фильма «Исаев» рассказывает о том, как снимался фильм о «молодом Штирлице»

16-серийный фильм Сергея Урсуляка «Исаев» рассказывает о молодых годах легендарного Штирлица. Тем не менее создатели фильма подчеркивают, что их творение не имеет никакого отношения к знаменитому фильму Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны». В основу проекта, который авторы определяют как детективно-приключенческую сагу, легли три произведения Юлиана Семенова: рассказ «Нежность», романы - «Бриллианты для диктатуры пролетариата» и «Пароль не нужен». Действие разворачивается в 20-е годы прошлого века, во время борьбы красных с белыми на Дальнем Востоке. Наш собеседник - режиссер фильма Сергей Урсуляк.


- Сергей Владимирович, расскажите, как снимался фильм. Что было самым трудным?

- К съемкам мы готовились очень долго и тщательно. Очень важна была достоверность «картинки» - хотелось точно передать дух эпохи. В кадре должен оживать быт тех лет, герои должны быть героями своего времени. И тут мы столкнулись с серьезной проблемой: как оказалось, в нашей стране практически не сохранились предметы 20-х годов. Да, кое-что есть на «Мосфильме», но прокат вещей там очень дорог - все вещи имеют невероятно высокую страховочную стоимость. Везти, например, раритетные машины в Севастополь или Таллин, где шли съемки, - это практически нереально. Но моя киногруппа привыкла выполнять невыполнимые задачи. Мы все нашли: и машины, и предметы… Костюмы актеров отшивались по моделям из журналов тех лет - подшивки и отдельные номера модных изданий отыскивали в коллекциях модельеров, что-то нашли у частных лиц… Конечно же самой трудной задачей было найти актеров, чья внешность соответствовала бы той эпохе. Вы посмотрите старые фотографии: сейчас практически нет таких лиц - люди изменились! Но и с этой задачей нам справиться удалось, с актерами мне повезло. Это Сергей Маковецкий, Борис Каморзин, Сергей Угрюмов, Лика Нифонтова, Владимир Ильин и так далее… В эстонских эпизодах заняты местные актеры - среди них Лембит Ульфсак, известный у нас по фильмам «Мэри Поппинс, до свидания!», «В поисках капитана Гранта»…

Исаев похож на Штирлица


- Почему на роль Исаева вы пригласили именно Даниила Страхова?

- Татьяна Лиознова сняла настолько гениальный фильм, что образ Штирлица у всех ассоциируется только с Вячеславом Тихоновым: высокий брюнет с аристократическими чертами лица и т.д. На эту роль, допустим, никак не подойдет полный курносый блондин. В Данииле же есть внешняя схожесть с молодым Вячеславом Васильевичем. Но это единственное соприкосновение с легендарным фильмом Лиозновой. Во всем остальном - у нас совершенно другая история. Это история молодого человека, который оказался между двух воюющих сторон - красными и белыми. Он принимает решение: с кем ему быть, сомневается в правильности выбора…


- Даниил Страхов сам не раз признавался, что работать с ним нелегко. И каков он на съемочной площадке?

- Лично у меня с ним никаких проблем не было. Я давно освоил золотое правило: на съемочной площадке должна быть домашняя атмосфера. Это означает, что не надо давить на актеров, кричать на них, диктовать свои условия, ставить ультиматумы - как это делают многие режиссеры. Тогда все будет хорошо! Мы все - живые люди, и на добро отвечаем добром. А что касается конкретно Даньки (Даниила Страхова - прим. авт.), то никакой звездной болезни у него нет. Это относится и к Ксении Раппопорт. Это для вас, зрителей, они - «звезды», а на съемочной площадке они - обычные трудяги, которые седьмым потом добиваются филигранной игры. И это достойно лишь восхищения!

Ансамбль Урсуляка


- Почему у вас снимаются одни и те же актеры? Сергей Маковецкий, Михаил Пореченков, Константин Лавроненко, Ксения Раппопорт кочуют из фильма в фильм - мы всех их видели в картине «Ликвидация»…

- Есть такое понятие: «свои актеры». Это примерно как у Эльдара Рязанова, у которого есть свой любимый актерский ансамбль - я имена перечислять не буду, так как их знает вся страна. То же самое происходит и у меня. Актеры, которых вы перечислили, - мои любимые. Мне с ними легко, они меня понимают с полуслова. Это так удобно - не надо лишний раз что-то объяснять. А главная роскошь заключается в том, что эти актеры никогда не повторяются и каждый раз играют по-другому, что не может не устраивать режиссера.


- А правда, что вы никогда не делаете кинопроб?

- Я по первому образованию - актер. И та психологическая травма, которую я испытал на кинопробах, заставила меня пойти в кинорежиссуру. Даже сейчас, будучи известным режиссером, я проб боюсь больше, чем артисты. Я не понимаю, что это означает, для чего это делается. Если я знаю, что этот артист хороший, годящийся на роль, то для чего мне его мучить, заставлять его играть то, что ему сейчас играть рано. Слава богу, продюсеры, с которыми я работаю, не настаивают на том, чтобы были пробы, верят на слово, что называется. Я просто знаю, что для актеров, особенно для хороших, кинопробы - вещь антихудожественная! Посмотрите на Даниила Страхова! Ну как можно его «пробовать»?!.

Обретения и потери


- Ходили разговоры, что на роль Блюхера сначала был приглашен Владимир Машков…

- Да, я действительно приглашал Володю на эту роль. Он тоже, кстати, относится к «моим актерам». Но вы знаете: он живет не только в России, но и в Америке. На тот момент, когда у нас начинались съемки, у Володи были свои планы и обязательства в Голливуде. Но я ни о чем не жалею - Константин Лавроненко, на мой взгляд, прекрасно справился с ролью Блюхера.


- А еще говорили, что на роль отца главного героя вы хотели пригласить Вячеслава Тихонова. Это так?

- Да, такие мысли действительно были. Я даже пару раз пытался дозвониться до Вячеслава Васильевича, но в последний момент пришло какое-то озарение: «А зачем мне это надо? Я же хочу другую историю, а участие Тихонова в «Исаеве» обязательно напомнит зрителю о «Мгновениях…».


- Но, тем не менее, в вашем фильме звучит музыка Таривердиева, как и в «Семнадцати мгновениях…».

- Дело в том, что без музыки именно этого композитора я вообще не представляю историю Исаева. Для меня Микаэл Таривердиев - как отец, который тонко чувствует мой внутренний мир. Мы с ним сделали вместе две мои первые картины - «Русский регтайм» и «Летние люди», и каждый раз он попадал в точку! А в «Сочинении ко Дню Победы» я использовал музыку Таривердиева, когда его уже не было в живых. В «Исаеве» я решил продолжить эту традицию.

Черно-белая страна


- Действие фильма происходит во Владивостоке. Почему вы снимали в Севастополе?

- Владивосток - очень далеко, соответственно - дорого. Если катать съемочную группу туда и обратно - никакого бюджета не хватит. Владивосток - очень солнечный город, даже в зимнее время. В этом смысле Севастополь - как раз то, что нужно по фильму. А потом, нельзя сказать, что мы снимали только в Севастополе. Съемки были и в Санкт-Петербурге, и в Ярославле, и в Таллине…


- Скажите, почему сцены, где показывается Советская Россия, идут в черно-белом варианте?

- Это мои личные ощущения. Когда в советские годы ты выезжал за границу, то, как только приземлялся в аэропорту другой страны, цвета становились ярче, запахи - приятнее, люди - улыбчивее. И, как ни странно, это продолжается до сих пор, причем совсем не обязательно ехать в Америку, чтобы это почувствовать… Мне кажется, что в черно-белом кино художественной правды гораздо больше, чем в цветном. Я с самого начала планировал показать Москву черно-белой, чтобы зритель сам домыслил краски. И когда на фабрике по ошибке напечатали цветную копию, это невозможно было смотреть! Повторяюсь, страна у нас тогда была именно черно-белая. А в Таллинне возможно все. Это очень гармоничный город, и его надо показывать только в цвете.


- Фильм снимался почти два года. Творческий процесс - это всегда нервы. Как вы все это выдержали - поседели, наверное?

- Сам фильм снимался девять месяцев, а вот подготовительный процесс, а потом монтаж, озвучание, перезапись действительно заняли два года. 11 октября у нас первый эфир на телеканале «Россия», а монтаж последних серий еще не закончился… Но вы не спешите пугать народ - напишите, что к 16 октября мы все сдадим!.. За два года, конечно, всякое бывало: приходилось и в бой кидаться, доказывать свою правоту, а где-то - выступать в роли няньки, вытирая сопли актерам, пребывающим в унынии. И валерьянку глотал, и водку пил, чтобы снять напряжение… Но что теперь об этом вспоминать?! Все уже позади!


- А какие у вас планы на ближайшее будущее? За какой проект возьметесь?

- Умоляю вас, пожалейте меня! Я два года работал без выходных. Вы сами говорите: «Поседели, наверное». Да, я действительно поседел. И душа требует отдыха! Сдам фильм - и полечу в теплые края, буду тупо валяться под солнцем, потягивая виски… Уже скоро!


Даниил Страхов: Это бондиана, но на фоне истории


- Расскажите о «молодом Исаеве». Если примерно прикинуть, ему в этой истории должно быть лет 20…

- На сколько я выгляжу, такого он и возраста. Учитывая то, что раньше люди были взрослее, и события, которые происходят в картине, людей в прямом смысле старят, никто не пытается изменить мой реальный возраст.

- Все-таки какой он - наивный, романтичный, какие-то иллюзии питает к этой жизни?

- Действительно Исаеву до Штирлица целых 20 лет жизни, 20 лет одиночества, если хотите, 20 лет работы - жизни с таким отрывом от родины, от близких, от любимых людей. Конечно, эти годы не могли не повлиять на его характер. Именно этого закрытого, с задернутыми шторами, едва уловимыми движениями души - этого Штирлица блистательно сыграл Тихонов. Я же, конечно, на 20 лет глупее. Исаев и Отто фон Штирлиц - это 2 разных персонажа, объединенные одной историей, одним автором, одной темой. Это бондиана, но на фоне истории. В фильме глазами персонажа мы смотрим на то, как разваливается страна, как жизнь превращается в братоубийственную бойню. Как люди принимают решения быть на той или другой стороне, не потому что они так считают, а потому что так сложились обстоятельства.


- В этом фильме произойдет встреча Исаева с будущей женой, которую мы уже видели в «17 мгновениях». Как это будет?

- Могу сказать одно, что в нашей картине Максим Максимыч будет не только смотреть на свою будущую супругу, но и общаться с ней вербально, и даже целовать. Вера Строкова замечательный партнер, и работать с ней одно удовольствие.

- Как воссоздаются в кадре 20-е годы?

- Художникам по костюмам приходится очень несладко. Все собирается по крупицам, это кропотливая, внимательная, тонкая работа. При том что Сергей Владимирович Урсуляк не преследует цели быть максимально правдоподобным в каких-то деталях. Главное, чтоб с помощью деталей была создана атмосфера. Правильная атмосфера, интонация того времени. Мне кажется, Сергей Владимирович делает это просто замечательно.


- Помимо умственной работы разведчика вашему персонажу придется делать что-то экстремальное? Может быть, трюки?

- Разведчик - он думать умеет. Вот это я пытаюсь делать в кадре. Это не бондиана в чистом виде, и мне не нужно ходить по крышам, скакать на лошадях, стрелять из-под седла и делать кульбит в воздухе.

- На что вы опираетесь в роли, кто вас консультирует, может быть, реальные разведчики?

- Вопрос не ко мне, вопрос к сценаристу Алексею Пояркову, который блистательно написал сценарий к «Ликвидации». Теперь вот сотрудничество с Урсуляком у них продолжается. Событийно все осталось, как у Юлиана Семенова.

Еженедельник “Вечерний Саранск”
15 октября 2009.


http://www.vsar.ru/2009/10/v-cherno-bel ... he-pravdy/

comments powered by Disqus