/

А девушки — потом

В конкурсе «Кинотавра» показали фильм Александра Рогожкина «Перегон»

"Известия" 9 июня 2006 г.


Если объяснять кому-то примерное содержание новой картины известного режиссера Александра Рогожкина, проще всего сказать: "Представьте себе сплав "Кукушки" и "Особенностей национальной охоты"... 

Сравнение "Перегона" с "Кукушкой" неизбежно — та же немногословная северная природа, та же тыловая удаленность от войны, те же трудности перевода (на этот раз — русско-английские, а не русско-саамско-финские). Действие разворачивается в 1942 году на аэродроме "Дальний" на Чукотке, куда с Аляски по ленд-лизу перегоняются американские самолеты. Поскольку американские асы требуются на японском фронте, самолеты водят девушки-летчицы. Они сразу же становятся объектом пристального внимания советских парней, которые должны вести те же машины на следующий транзитный аэродром. Приглядывание союзников друг к другу, всевозможные недоразумения и практические уроки английского — лишь часть истории. 

Сам аэродром населяет интереснейшая публика, повязанная замысловатыми узелками взаимных симпатий и претензий. Начальник охраны капитан Лисневский (Даниил Страхов) и комендант аэродрома Юрченко (Алексей Серебряков) глядят друг на друга волками, их пытается помирить заведующая библиотекой Ирина (Анастасия Немоляева). Политрук печется о том, чтобы личный состав не поддавался моральному разложению, а потому всячески "разводит" американок и русских летчиков. Фельдшером работает осужденный по 58-й статье нейрохирург, а поваром — бывший авиаконструктор, отсидевший за вредительство. Едва ли не самым смышленым обитателем этого затерянного на краю света хозяйства оказывается чукча Василий (Алексей Петров).

То, что начинается как меткие бытовые зарисовки, поданные с фирменным рогожкинским юмором (чего стоит история с поросенком Тарасиком, который в результате путаницы с документами стал "гражданином Советского Союза"), перерастает в драму — сначала социальную, потом любовную. А где-то во второй половине фильм внезапно уходит в сторону классического детектива — с трупом, несколькими подозреваемыми и сыщиком из НКВД. 

Кого убили — не важно, тем более что убийцу так и не найдут (Александр Рогожкин на пресс-конференции сказал, что он-то знает убийцу, но до выхода в прокат тайну не раскроет). В конечном счете в "Перегоне" персонажи гораздо важнее фабулы. До конца фильма долететь удается немногим, большинству — на честном слове и на одном крыле, и это вовсе не те герои, которые в начале картины казались главными. Впрочем, Рогожкин своих не бросает и каждому придумывает собственную судьбу. Только о том, что кому уготовано, надо догадываться самому зрителю, по мельчайшим деталям, намекам, подсказкам. Занятие это кропотливое, требующее терпения охотника на тюленей и зоркости прирожденного авиатора, но зато и оплачивается по высшей ставке.