/

Калигула


Про Калигулу знают все. Многие еще со школьной скамьи в курсе, что он состоял в противоестественной связи с собственной сестрой. Может быть, кто-то даже вспомнит, что он сделал своего коня сенатором и одевал его в тогу. Но обычно сказать про него почти нечего, кроме как: “Ну, короче, псих”. 

Вот и главный режиссер театра на Малой Бронной Андрей Житинкин думает так же. Но чтоб развить эту простую мысль на сцене, обратился к философу Камю и его пьесе “Калигула”.


Образ тирана, нисколько не изменившись, уверенно соскочил со страниц пьесы и во всей своей развратной красе вышагивает по сцене. И Житинкин ему нисколько не препятствует новыми трактовками. Много крови, мало одежды и, самое главное, в центре этой фантасмагории - Даниил Страхов, новый фаворит Житинкина. До “Калигулы” Страхов появился в роли Дориана Грея в одноименном спектакле. И там то же самое: статное тело и жгучий взгляд из-под полуопущенных век сбивает с ног чутких дев и театральных критиков. Женщинам же вообще нравятся мерзавцы, а критики честно признают, что Страхов - актер хоть куда. Но в “Калигуле” у Страхова все же не получилось до конца вжиться в образ стареющего и психически нестабильного человека. Получился скорее этакий подросток, у которого отняли нинтендо, и он решил взорвать школу или перестрелять маму с папой и друзей.

“Калигула” должен был стать философским манифестом первого сезона театра на Малой Бронной и стать достойным репертуарным противовесом игривой “Лулу”, прошлой премьере. Правда, никаких новых режиссерских находок по сравнению с той же “Лулу” не появилось. А из “Калигулы”, поставленного Житинкиным в прошлом десятилетии в театре Ермоловой, пришли все те же пластмассовые члены, лист жести, который обагряют то красной, то черной краской, и многое другое в том же духе.

Перед спектаклем не стоит освежать в памяти первоисточник. Ни к чему это. Пьеса сама по себе является одной из сложнейших в мировом театре, так как на сцене достаточно трудно показать причины возникновения той или иной философии, а длинные монологи главного героя о прелестях убийства и абсолютной свободы за счет других выглядят крикливо и необоснованно. Пытаться поставить одну из самых сложных пьес мирового репертуара с помощью средств бульварного театра - дело неблагодарное.

AFISHA.km.ru